TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

     Январь-Февраль 1998
     
ГОСТИННАЯ: Борис Галкин: "Пусть будут друзья, во-первых..."
     
  К творчеству Бориса Галкина у меня интерес давний — еще двадцать лет назад писал для газеты рецензию на фильм «В зоне особого внимания». Главный герой той картины десантный лейтенант Тарасов, помню, здорово понравился военному зрителю своим задором, напористостью, отвагой — всем набором качеств офицера-романтика, присягнувшего на верность Родине, готового выполнить любой боевой приказ.

Потом вышел фильм «Ответный ход». Там герой Галкина — капитан. В недавней ленте «Мужской талисман» он играет уже подполковника. А всего на его творческом счету более пятидесяти ролей в кинематографе, десятки — в театре. Известному актеру недавно исполнилось пятьдесят, но более молодых своих персонажей он играет без особого «молодящего» грима, без дублеров, поскольку сохраняет прекрасную форму. И причиной, полагаю, не только спортивная закалка (еще в юные годы он стал мастером спорта по лыжам, перворазрядником по самбо), ежедневные утренние пробежки и физические упражнения. Главный секрет творческого и физического долголетия — бойцовский, задорный характер. Если искать аналогии в военной среде, этот характер без всяких экивоков можно определить как спецназовский...

САХАРА

О готовящейся экспедиции знаменитого выживальщика-экстремальщика Яцека Палкевича в пустыню Сахара Галкину сообщил знакомый майор ВДВ, включенный в группу. Борис Сергеевич загорелся — в два дня собрались с сыном Владиславом, купили суперсовременную видеокамеру. Понимали, что предстоящая экспедиция — нечто из ряда вон выходящее. Яцек Палкевич — личность экстраординарная, мастер по части выдумок. А уж если собрался в августовскую Сахару, где температура под шестьдесят, если идут в экспедицию парни из польского антитеррористического «Грома», российские офицеры из спецназа воздушно-десантных и внутренних войск, то жди событий необычайных.

— Оправдались ваши ожидания?
— Я получил совершенно новые ощущения. Для меня всегда непостижимой тайной было море, тайной будоражащей и притягивающей. Я родился в Ленинграде, жил в Риге. Холодный Рижский залив исплавал вдоль и поперек, мы с друзьями-мальчишками любили там нырять, вытаскивая рыбу из браконьерских сетей...
Теперь вот в судьбе моей появилась другая стихия, спорящая с морем по своей магической силе, — пустыня. Примерно на четвертый день перехода там наступает совершенно новое психофизическое состояние. Я слышал об этом раньше от кого-то из путешественников, теперь убедился на собственном опыте.

— Это опыт через испытание, через риск даже...
— Да уж, испытание! Аборигены южного Туниса недоумевали — что привело европейцев в пекло. И именно четвертый день для меня оказался переломным — я рухнул от теплового удара. В четвертом часу пополудни перед глазами несколько вспышек... Ноги продолжают идти, а голова не держится, глаз не фокусирует. Отлежался под каким-то кустиком. Этот день стал для всех самым трудным. Жара была, не поверите, 58 градусов! Даже бедуины в такое пекло своих верблюдов не поднимают. А мы шли. Я потерял в весе около двадцати килограммов.
А после четырех дней наступает новое состояние — душа летает. Видел миражи. Солнце там встает необычно — я даже стихи написал об этом...

СТИХИ-Я

...Взлетает солнце с горизонта.
Как небо белое, бездонно!
Из раскаленного ядра
В пустыню врезалась жара...

Мироощущение (и мировоззрение) Галкина прослеживается в его поэтических строчках. Вспоминает-сохраняет то, что было:
Душе мятущейся и знойной
Который год покоя нет.
Во мне живет отец покойный,
И беспокойный в жизни дед.

Фиксирует-анализирует то, чем живет:
Я не боюсь быть русским до конца.

Предвидит-предрекает завтрашнее. Написал в Абхазии, в Пицунде:
Хорошо, что сегодня мы вместе.
Безмятежна ночная волна...
Горизонт утонул в поднебесье...
Неужели здесь будет война?!

ВСКОРЕ ВОЙНА СЛУЧИЛАСЬ

И фильм свой, и книгу Галкин не случайно назвал «Мужской талисман» — носит по жизни эту боль, эту горькую память. Он бесконечно благодарен отряду спецназа «Росич», другим солдатам и офицерам дивизии оперативного назначения Северо-Кавказского округа внутренних войск за то, что помогли снять самые боевые кадры картины.

— Они тогда спасли ситуацию. Я в очередной раз убедился в том, что ваш спецназ может выполнить невыполнимое задание. То, что сделали парни за три съемочных дня, сродни творческому подвигу. Они вложили в фильм не только свои силы, адский труд, но и свою веру в нас. Вот что не имеет цены. Низкий поклон передаю, пользуясь случаем, Сергею Прошкину, Мише Немыткину...
— Миша погиб в Чечне... Герой России — посмертно.
Повисло гнетущее молчание. Никто из нас не знал, как продолжить разговор. Потом Галкин тихо выдохнул сквозь сигаретный дым:

— А где Михаил похоронен?
— На родине, в Новосибирске...
Знаю, что Галкин еще не раз споет свою песню-тост «За честь!». Споет в Новосибирске или в Ростове-на-Дону. В «Росиче», «Вымпеле» или «Альфе». Споет, как пел ее в фильме «Мужской талисман» или на презентации книги «Внутренние войска: кавказский крест». Споет-отчеканит, высечет из гранитных слов под бронзовые аккорды гитары:

Мы жизнью своей выполняем приказ,
Мы — испытатели жизни.
Я поднимаю стакан за спецназ,
За честь, за силу Отчизны!

ТАЛИСМАН

У нравственно и физически здорового русского мужика интерес к воинской теме неудивителен, естествен. И все же прошу Бориса Сергеевича рассказать читателям «Братишки», как пришел он к своему «Мужскому талисману».
— Я абсолютно убежден, что сегодня героями нашего времени являются не политические деятели, не так называемые «новые русские», не герои кинолент и не кинозвезды. Героями сегодняшнего времени являются люди, которые воевали и воюют за интересы России в горячих точках. О них мало говорят и мало пишут. Но это нисколько не умаляет значения подвига.
— Уже приходится слышать, что «пора сворачивать рассказ о чеченских событиях»...
— Нет, этого никогда не произойдет, потому что память — живая материя. Можно зачеркнуть какие-то строки приказов, забыть слова в отданных распоряжениях. Невозможно забыть боевых друзей...

— Судя по названию будущей картины «Ветеран», там вы тоже будете обращаться к памяти?
— Название — наш эксклюзив, боюсь, что его украдут. Это очень точное, емкое название, которое всегда рождается трудно. Были разные варианты — «Браво, артист!», «Детектив из личной жизни», «Последний призыв». Это история как раз о том, о чем мы с вами говорили сегодня, вспоминая ребят погибших и тех, кто продолжает нелегкую службу. О картине не буду подробно рассказывать...

— Чтобы не сглазить?
— Ну да! (Оба стучим по деревянной столешнице.) Поверьте, желание создать этот фильм родилось под впечатлением поездок по всей стране, от воспоминаний, частично и от вашей книги «Внутренние войска: кавказский крест», которая тоже дает импульс.

— Но сказать можно, что «Ветеран» будет? Наши парни будут ждать.
— Пока можно сказать так: я верю в то, что фильм будет. Нас держат только экономические проблемы. Уже есть великолепная съемка боевой жизни спецподразделений (их насыщенные учебой будни, их экспедиция в пустыню Сахару), но нет пока денег, чтобы закончить документально-публицистический фильм о спецназе.

«ЗА ЧЕСТЬ!»

— Я написал песню с таким названием не случайно. Это понятие, объединяющее всех спецназовцев. Это понимание и ощущение Чести, почти физическое ощущение Чести. Они об этом не говорят. Об этом я говорю, я это вижу. Никогда не забуду ту братскую атмосферу, которая царит на встречах спецназовцев, собирающихся со всей страны. Так было на 15-летии «Вымпела», так было на 20-летии «Витязя». Я испытываю гордость за свое душевное родство с этими ребятами. Создать атмосферу нерушимого братства единомышленников, сильных духом, могут только люди, которые знают, что такое смерть, кровь, которые теряли в бою друзей. Занимаясь военным делом, подчас даже жестоким делом, они остаются людьми.
Вот что главное в ваших ребятах — неистребимая сила духа. Это отличительная черта бойцов спецназа. Это меня сильно к ним притягивает. Мне бы хотелось в себе воспитать такой же характер, как у офицеров спецназа.

— Но ваш-то характер, надо полагать, уже сложился...
— Это живая ткань, об этом нужно думать постоянно. Нельзя сказать: «С понедельника начну делать характер!» Это ежесекундная работа. Ощущение готовности и какой-то абсолютной решимости, убежденности в правильности своих поступков я видел и в отрядах спецназа, и в дивизии оперативного назначения внутренних войск, и в 45-м полку ВДВ.
Хорошо бы нам как-то позаботиться об общественной жизни этих подразделений. Прекрасно, что есть ваш журнал, он как раз и объединяет. Вы делаете очень важное дело. Мы должны знать больше друг о друге, мы должны больше общаться. С моей стороны это могут быть концерты, дай Бог, премьеры фильмов. Нам ведь не нужно вырабатывать какой-то политической позиции. Наша позиция давно уже выработана — служить Отечеству.

Беседовал Борис КАРПОВ
Фото Ярослава ЦУНЯКА и из архива Бориса КАРПОВА

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum