TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Ноябрь 2000
     
КОМАНДИРЫ: Идти первым
     
  — СЧИТАЮ так, — Баатр Гиндеев тщательно подыскивает слова, чтобы сформулировать важную для него мысль, — спецназ силен своим духом и своими традициями. А потому нас не победить...
Завтра ему, заместителю начальника СОБРа УБОП МВД РФ по Республике Калмыкия, подполковнику милиции Гиндееву, идти на прием в Кремль, где его наградят Золотой Звездой Героя России. А сегодня он ждет в своем гостиничном номере друзей-однокашников, которых давно не видел. После училища да службы в ВДВ раскидало их по стране, по силовым ведомствам. Кто в “Альфе”, кто в “Вымпеле”, кто в милицейском спецназе… А тут такой случай выпал собраться всем вместе. Всех их продолжает объединять не только мужская дружба, но тот самый дух, о котором вспомнил Баатр. Они, прошедшие огонь и воду, хлебнувшие военного лиха мужики чистой и светлой радостью встретили известие о том, что Баатр удостоен высокого звания. Гиндеев тоже искренне рад тому, что сегодня есть возможность спокойно посидеть с друзьями за столом, вспомнить, поговорить…

* * *

У БААТРА разболелась под вечер голова — от всей этой предторжественной кутерьмы, от волнения. Да и две контузии, полученные в Чечне 95-го и 2000-го, дают о себе знать. Но он мужественно и спокойно отвечает на вопросы. Порой удивляет отточенными, лаконичными фразами. Чувствуется — не привык бросаться словами, знает им цену. Так же, как знает цену поступку. Скупо рассказывая о себе, постоянно вспоминает боевых товарищей. “В этой жизни редко можно встретить настоящих друзей. Там, в Грозном, я встретил именно таких. Удивительной смелости и самоотверженности люди. Я говорю о штурмовавших вместе с нашим отделом чеченскую столицу в конце декабря 1999 года краснодарских собровцах — Олеге, Диме, Игоре Борисовиче. А еще я искренне восхищался простыми солдатами — 18-летними парнями, которые воевали вместе со мной, долбили “духов”. Я достаточно и послужил, и повидал, поэтому прямо могу сказать — каждому из них надо поклониться в пояс. Ведь в Золотой Звезде и их заслуга тоже. Без тех пацанов, что шли в моей штурмовой группе в Грозном и Алхан-Кале, вряд ли я стал бы Героем…”

* * *

В АЛХАН-КАЛЕ было трудно. В перипетии боя Баатр намеренно не стал углубляться. Он не любит вспоминать боевые эпизоды в подробностях. Для него, офицера до мозга костей, главное в любой операции — выполнить задачу и сохранить живыми людей, идущих с ним в пасть к смерти. Так было и 7—8 января. Банда Арби Бараева просочилась сквозь бреши окруживших Грозный федеральных войск. Боевики окопались в Алхан-Кале, намерены были драться до последнего. Ведь им, уже крепко битым в мертвом городе, терять было нечего. Они и дрались со звериной жестокостью, не жалея ни себя, ни противника… Штурмовать Алхан-Калу выпало 21-й бригаде внутренних войск и собровцам, входящим в мобильный отряд МВД.
Гиндеев выполнил задачу. Он, как и в Грозном, снова шел впереди, снова со своей штурмовой группой сделал, казалось, невозможное — выбил боевиков из здания, которое для штурмующих село войск было как кость в горле, не потеряв при этом ни одного своего бойца. Комбриг 21-й бригады обнял только-только вышедшего из жестокого боя собровца: “Спасибо, брат, мы-то уже думали, что ты не вернешься…” Он вернулся, получив вторую контузию. Первая была еще в ту войну. В Гудермесе в декабре 95-го он со своими бойцами десять дней оборонял от радуевцев железнодорожный вокзал. В память о тех жестоких боях — серебро ордена Мужества…
После Алхан-Калы ему предложили отправиться в госпиталь. Гиндеев наотрез отказался. Бросить своих ребят? Он же видел, чувствовал, как он нужен этим 18-летним пацанам, поверившим, что с таким командиром любой враг может быть повержен… Он для себя решил еще в ту войну — раз я офицер, раз ношу погоны и прибыл в Чечню работать, значит и должен работать, тащить этот тяжкий груз, выполнять приказ. Еще сильнее утвердился в своем решении, когда увидел, как воюют молодые солдаты — совсем еще мальчишки. Ему было бы стыдно отсиживаться за их спинами… Он ведь перед тем, как стать собровцем, служил в десанте. Баатр в кровь впитал девиз ВДВ: “Никто, кроме нас”…
За тот бой командовавший мобильным отрядом МВД полковник Александр Ларьков представил тогда еще майора Гиндеева к званию Героя России. Подполковник Гиндеев спустя более чем полгода получил Золотую Звезду.

* * *

МАТЬ ВСЕГДА рассказывала, что как только Баатр научился говорить, так сразу заявил: буду военным. Откуда у мальчишки из небольшого калмыцкого села появилась такая мечта — непонятно. В роду никто погоны не носил, и вот…
После школы Баатр поступил в Коломенское высшее командное артиллерийское училище на факультет ВДВ. Окончив, поехал служить в Азербайджан в воздушно-десантную дивизию. Казалось, мечта всей жизни свершилась, но вскоре рухнул Союз. По сокращению пришлось уволиться. Год проработал преподавателем рукопашного боя в одной из ДЮСШ Калмыкии. Позвали в СОБР. Предложение принял и ни разу не усомнился в правильности принятого решения. Сразу зарекомендовал себя отличным спортсменом — через год занял второе место на чемпионате МВД России по рукопашному бою. Вскоре стал замначальника отдела по боевой подготовке.
— Между двумя войнами была обычная работа, — Гиндеев говорит о службе как о чем-то обыденном. Он привык, что ежедневная готовность к экстремальным ситуациям, ежедневный риск встретиться со смертельной опасностью в мирной жизни — это и есть его работа. Выбор он сделал.
В тринадцати проведенных спецоперациях в этой, мирной, жизни Баатр всегда шел в группе первых номеров. И боевая должность, и его офицерская совесть не позволяли идти вторым.
— Если взял в руки автомат, ты должен выполнить задачу любой ценой, — еще одна отточенная мысль вплетается в наш с Гиндеевым разговор. Это он к тому, что не понимает тех офицеров, которые в Чечне, мягко говоря, не очень торопились выполнять приказ, надеясь оттрубить командировку за чужими спинами. Правда войны и в этом — все ведь под смертью ходят, кто-то пытается пойти “вторым” номером...
Бог им судья. Он привык судить о человеке по его поступкам, не по словам. Поэтому вновь и вновь просит вспомнить боевых друзей, каждый из которых для него дорог именно своим честным отношением к тяжелому ратному делу… Просит вспомнить и тех, кто всегда помогал его бойцам на трудных дорогах Чечни — министра внутренних дел Калмыкии генерал-майора Тимофея Сасыкова, начальника УБОП МВД России по Республике Калмыкия полковника Владимира Эрдниева.
— Сколько они сделали для нас! Когда под пулями ежедневно чувствуешь заботу тех, кто тебя отправил выполнять задачу, становится гораздо легче. Тепло ведь человеческое иногда важнее, чем лишний боекомплект…
Получая награду в Кремле, подполковник милиции Баатр Гиндеев, конечно, волновался. Это ведь для военного человека вершина профессиональной карьеры. Значит, не зря он надел погоны больше десяти лет назад. Маленьким мальчиком он мечтал о них. Мечта его сбылась…
Сегодня он мечтает о другом. И говоря об этом, снова тщательно подыскивает слова:
— Я очень хочу сейчас одного: чтобы не было больше никаких войн. Слишком много я потерял друзей за эти годы. Слишком дорогая цена у войны…

Александр ЛЕБЕДЕВ
Фото Сергея КОЛЕСНИКОВА

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum