TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Июнь 2001 года
     
ИСТОКИ: Сергей Голов: “Где начинается стрельба, там кончается разведка”
     
  Сергей Александрович Голов был среди тех, кто первыми вошли в состав легендарной “Альфы”. Во время специальной операции против гражданина Власенко, угрожавшего взорвать американское посольство, капитан Голов заставил обмотанного взрывчаткой террориста выпустить чеку гранаты. Пули легли ювелирно — в кисть и плечо. Никто, кроме самого Власенко, в операции не пострадал. В 79-м майор Голов принимал участие в штурме дворца Амина. В бою получил одно пулевое и семь осколочных ранений. Был представлен к званию Героя Советского Союза, награжден орденом Ленина. В результате ошибки военных бюрократов, перепутавших адрес похоронки, был “заживо погребен”. Десять лет, с 83-го по 93-й, полковник Голов возглавлял курсы усовершенствования офицерского состава КГБ СССР. Об этом уникальном формировании с Сергеем Александровичем Головым беседует корреспондент “Братишки”.

— КУОС были первой базой подготовки спецназа КГБ?
— Подобная работа велась еще в середине тридцатых годов. Тогда создавали первые подразделения специального назначения, закладывали схроны с оружием, продовольствием, амуницией, средствами связи. Приготовления шли на особый период, другими словами, на случай войны, для организованного и устойчивого партизанского сопротивления. Однако в силу разных причин система сил специального назначения создана не была, и все базы перед началом Великой Отечественной войны ликвидировали.
Крестным отцом чекистского спецназа справедливо считается Павел Судоплатов, который возглавил образованное во время войны четвертое управление КГБ. Вместе со своим заместителем Этингоном, который известен как организатор и исполнитель покушения на Троцкого, Судоплатов стоял у истоков организации партизанского сопротивления.
Партизанские отряды и группы готовили на базе 101-й школы разведчиков в Балашихе, где проходила подготовку и знаменитая Зоя Космодемьянская. Разница между отрядами и группами заключалась в их количественном составе и решаемых задачах. Например, отряды Сабурова и Медведева разрослись до нескольких тысяч человек. Они действовали как воинские части. Группы выполняли отдельные поручения. Есть фильм “Майор Вихрь”, который рассказывает о действиях партизан в Польше. Прообразом главного героя стал Алексей Николаевич Батян, чья группа сорвала планы фашистов взорвать один из прекраснейших городов Европы — Краков.
Когда война завершилась, штаб управления партизанскими отрядами был ликвидирован. Четвертое управление КГБ продолжало существовать, но его функции постепенно сужались. В период холодной войны из него выросло управление “С”, которое занималось стратегическими разведывательными операциями. В его состав входил отдел, сотрудники которого занимались непосредственной подготовкой разведчиков на особый период. Так идея подготовки профессионалов для действий в тылу противника получила новое развитие. В 1966 году в районе Голицыно были образованы специальные пятимесячные курсы, а 19 марта 1969 года — КУОС со сроком обучения семь месяцев.
— Кого отбирали для обучения на КУОС?
— Подготовку проходили офицеры территориальных органов КГБ, назначенные в специальный резерв на особый период. В их задачи входила организация партизанского сопротивления и непосредственное командование диверсионными группами в случае войны. Они прибывали со всего Советского Союза и после окончания КУОС возвращались на прежнее место службы.
— Каким образом проходила подготовка диверсантов?
— Они отрабатывали вопросы тактики, радиодела, минно-подрывной, парашютно-десантной, огневой, горной, физической подготовки и других специальных дисциплин. Изучали все виды отечественного стрелкового оружия, а также вооружение почти всех стран мира. Два месяца отводилось для восстановления знаний, полученных еще в военных училищах. А дальше — практические занятия. Слушателей заставляли действовать в условиях постоянного физического и психологического напряжения. Обыкновенный марш-бросок инструкторы превращали в настоящую каторгу. По всему маршруту движения — самые разнообразные ловушки. Для имитации передвижения с раненым использовалась семидесятикилограммовая кукла. Помню, после доклада о завершении марша слушатели от души пинали ее — таким образом снимали стресс.
Людей необходимо было адаптировать к экстремальным ситуациям, которые возможны во время специальных заданий. Мы учили их, как переносить жару, терпеть голод, действовать ночью, спать на снегу и так далее. Проблемами психологической адаптации личного состава подразделений спецназа занимались специалисты Центральной научно-исследовательской лаборатории психофизиологии и коррекции КГБ СССР. В результате многоэтапных исследований сотрудник этой лаборатории Маина Петровна Поляченко разработала методику, способную с высокой точностью выявить сильные и слабые стороны человека для дальнейшей коррекции личности.
Слушателей учили действовать в самых сложных условиях, в том числе в горной, пустынной и лесисто-болотистой местности. В последние годы основные тренировки проводили в районе Ленинабада, где можно было смоделировать условия Афганистана.
— Вы ничего не сказали о рукопашном бое...
— Рукопашному бою необходимо уделять большое внимание, потому что он закаляет волю. Вместе с тем надо понимать, что пуля все равно быстрее. Бойцы имеют оружие, и его действие более эффективно, нежели кулак. Чтобы снять часового, гораздо разумнее применить бесшумное оружие. На крайний случай можно использовать нож или веревку.
— Тактические учения проводили на реальных объектах?
— Здесь на первый план выходят вопросы безопасности. Мы не могли рисковать жизнью людей, ведь при угрозе объекту часовой обязан открыть огонь на поражение. В свою очередь, по тем же соображениям безопасности слушатели не могли применять все известные им способы проникновения на охраняемый объект. Хотя мы иногда договаривались с руководителями Министерства обороны и проводили совместные учения, тогда спецназ действовал против реальной охраны в условиях подземелья.
— Кто определял направление подготовки слушателей, разрабатывал учебные программы?
— Преподаватели КУОС. Это были лучшие кадры КГБ, которые прошли войну, участвовали в партизанском движении. Например, минно-подрывное дело преподавал Илья Григорьевич Старинов — спецназовец, которого пресса и специалисты называют диверсантом века. Он участвовал в четырех войнах, выполнял операции высочайшей степени сложности. Одна из них — уничтожение штаба немецкой дивизии.
Кроме того, в составе КУОС работала научная кафедра, которая готовила рекомендации. У нас были все необходимые материалы, в том числе методики подготовки рэйнджеров, “зеленых беретов”, “морских котиков”.
— Где есть воинский коллектив, там обязательно должны быть и нарушители дисциплины, любители “зеленого змия”, к примеру. Интересно, какие наказания практиковались на КУОС?
— Очень простые — несколько дополнительных кругов в бронежилете. Но, как правило, слушатели вели себя дисциплинированно. Иногда выпивали, но всегда знали меру. Правда, был один неприятный инцидент, когда во время увольнения двое слушателей зашли в ресторанчик. Один вернулся, а другого за столиком разбудила милиция. Я наказал того, кто оставил товарища. В спецназе есть неписаное правило: в каком составе группа ушла, в таком должна и вернуться.
— Доводилось слушателям применять специальные знания в реальных условиях?
— Да, во время чехословацких событий и, конечно, в Афганистане. В 1979 году большинство слушателей участвовали в штурме дворца Амина, министерства внутренних дел, штаба ВВС афганской армии и других важных объектов в Кабуле.
Позже было несколько операций под кодовым названием “Каскад”. Бандформирования уничтожали не только войсковыми, но и специальными методами. Это — ликвидация главарей, источников финансовой подпитки бандитов и так далее.
— Почему КУОС расформировали?
— Это случилось в 1993 году, когда начался период братания с западными странами. КУОС расформировали, как расформировали и “Вымпел”. Только американцы ни одной своей базы не закрыли и свой спецназ не разогнали. Они сохранили прежнюю структуру и продолжают готовить профессионалов. Не только для собственных силовых структур, но и для других государств.
— Получается, что на сегодняшний день в российских спецслужбах нет центральной базы подготовки спецназа, но зато есть множество силовых подразделений, которые варятся в собственном соку и действуют кто во что горазд?
— К сожалению, это так. Спецподразделений в принципе не должно быть много. Они обязаны быть профессионально подготовлены, и между ними обязательно должен существовать обмен информацией. Во времена КУОС мы проводили учения совместно с МВД. Результативность таких мероприятий была чрезвычайно высока, потому что профессионалы работали против профессионалов. Сравнительно недавно в Академии ФСБ собирали представителей всех ведущих подразделений специального назначения различных силовых структур России, чтобы поговорить о перспективах совместной деятельности. Но в плоскость конкретных дел эти разговоры пока не вошли. Для этого нужна политическая воля руководителей.
— Можно ли сравнить спецназ нынешний и прежний?
— Когда грубо и бездумно разрушают хорошо отлаженный механизм, его не восстановишь за день или два. Мастерство оттачивается годами. Подготовка бойцов из “Вымпела” занимала пять-шесть лет. Они проходили КУОС, заканчивали Дипломатическую академию или Краснознаменный институт имени Андропова, владели несколькими иностранными языками. У бойцов была разносторонняя, очень высокого уровня подготовка. Сказать, что нынешний спецназ хуже… Лучше или хуже — это может выявить только конкретная ситуация.
— Но такие ситуации были. Например, малоэффективный штурм Первомайского, гибель полковника Савельева во время операции “Альфы” по освобождению заложника у посольства Швеции…
— Критиковать здесь надо не “Альфу”, а руководителей, которые принимают политические решения. В последние годы специальные операции превращаются в какие-то дешевые шоу, с телевидением и кучей генералов. Когда штурм проходит без тщательной предварительной подготовки, возможны любые сюрпризы. Антитеррористические операции не терпят шумихи. Есть командир — майор или полковник — пусть руководит. Не суйтесь и не мешайте ему... А что касается штурма Первомайского, то там еще много белых пятен, во многом еще стоит разобраться. Почему населенный пункт оказался недостаточно надежно заблокирован? Почему спецназу не дали достаточно времени для подготовки?
— Сергей Александрович, насколько актуальны сегодня диверсионные методы ведения войны?
— Весь мировой опыт свидетельствует, что удельный вес диверсионных методов борьбы в военных конфликтах только возрастает. Это подтверждают и Вьетнам, и Афганистан, и Чечня, и балканские события. Спецподразделения способны проводить операции, влияющие даже на ход истории. Вспомним пример, когда группа германского спецназа во главе с Отто Скорцени на планерах пересекла границу Италии и вызволила Муссолини из плена.
— Что бы вы пожелали сегодняшнему поколению спецназовцев?
— Понимания того, что накачанные мышцы — не главное. Спецназовцы, настоящие и будущие, должны иметь больше знаний. И помнить главную заповедь разведчика: где начинается стрельба, там кончается разведка.

Беседовал Альберт ИСТОМИН

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Дело умных – предвидеть беду, пока она не пришла, дело храбрых – управляться с бедой, когда она пришла.

Питтак

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum