TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Enforce Tac

 

        Октябрь 2002 года
     
ОПЫТ, ОПЛАЧЕННЫЙ КРОВЬЮ: Флаг над дворцом
     
  В апрельском номере “Братишки” опубликован материал Сергея Козлова под названием “Он прошел через три войны”. Автор, основываясь на рассказе бывшего командира отряда спецназа Евгения Сергеева, утверждает, что знамя над дудаевским дворцом водрузили военнослужащие 45-го полка спецназа ВДВ и 370-й ООСпН.
А ведь первым знаменем победы, водруженным над резиденцией Дудаева, была тельняшка лейтенанта Игоря Борисевича, командира взвода десантно-штурмового батальона морской пехоты Северного флота. Но даже не он был первым, кто вошел в здание дворца в то утро 19 января 1995 года...

Герой России полковник Александр Чернов, чья штурмовая группа была первой в дудаевском дворце утром 18 января 1995 года, начинал рассказ без особого желания. Чего, мол, бередить прошлое. Хочется кому-то считать себя первым, пусть считает. Но после того, как внимательно перечитал упомянутый выше материал, стало заметно, что он разволновался. Рассказ спецназовца, не совсем отвечающий истине, задел офицера за живое.
Грамотно разработанная операция по взятию президентского дворца, который для всех в то время был своеобразным символом сопротивления чеченских сепаратистов, позволила к назначенному времени подвести войска к дворцовой площади практически со всех направлений. Кольцо наступающих сжималось. Постепенно ослабевало сопротивление бандитов.
Опыта участия в реальных боевых действиях, а тем более в городе, у морских пехотинцев не было. Учиться воевать в таких условиях приходилось на ходу. Ценой крови. Теряя друзей. Счастье морпехов, что они не первыми входили в Грозный. Что дорогу к славе им выстелили своими телами мотострелки, десантники и спецназовцы. Морские пехотинцы уже просто не могли, не имели права отступить, не завершив того, ради чего за несколько дней до их прилета на Кавказ гибли боевые товарищи. И именно морские пехотинцы находились в те дни на острие удара.
Задачу вывести парашютно-десантную роту “Монаха” (позывной старшего лейтенанта Олега Дьяченко) на объект атаки начальник штаба группировки морской пехоты Северного флота подполковник Александр Чернов получил от начальника береговых войск СФ генерал-майора Александра Отраковского. Кому-то может показаться странным, что роту вел в бой офицер в звании подполковника. Но ситуация в то время была такова, что потери превысили все мыслимые пределы. Во многих подразделениях командный состав сменился уже несколько раз. Ни у кого не вызывало удивления, что старшие офицеры становились во главе не только рот, но и штурмовых групп, состоявших порой из нескольких человек.
Естественно, что “Волшебник-1” (позывной Чернова) и рота “Монаха” были не единственными, кто выходил на дворец в тот день. Сотни российских солдат, матросов и офицеров получили аналогичные распоряжения и действовали как автономно, так и во взаимодействии с другими подразделениями. Так, с Черновым и Дьяченко первое время была группа спецназа ГРУ. Александр Васильевич очень высоко оценил работу разведчиков. Они шли первыми, точно выводили роту на противника, и их разведданные были для морских пехотинцев безусловно бесценными. И еще неизвестно, как бы развивались события, если бы не их разведобеспечение и помощь спецов.
За несколько часов морпехи ПДР и спецназовцы взяли и зачистили более десятка различных зданий, прикрывая огнем и помогая друг другу. На каком-то перекрестке попали под минометный обстрел. Сразу несколько человек “Монаха” получили ранения, в том числе тяжелые. Но нужно было двигаться дальше... Расстояние, которое в мирных условиях можно прогулочным шагом пройти за четверть часа, приходилось “пробивать” сутки.
Ближе к вечеру 18 января из данных радиоперехвата стало известно, что отряды боевиков получили распоряжение покинуть дворец и отходить за Сунжу. Чуть позже на частоту “Волшебника” вышел Масхадов с предложением прекратить огня и заключить перемирие для сбора тел погибших, оказания помощи раненым и их эвакуации. Было бы глупо пойти на такой шаг, когда до выхода к дворцу оставалось лишь несколько домов, танки вышли на дальность прямого выстрела, и впервые за много дней устанавливалась ясная погода, которая давала возможность применить штурмовую авиацию. Естественно, никто не собирался давать отдых боевикам...
Поздно вечером группа спецназа, которая работала вместе с “Волшебником” и “Монахом”, получила от командования новую задачу. Морские пехотинцы остались одни. До утра они захватили и зачистили еще несколько зданий, и... вот он, дворец, перед глазами.
Было видно, что от дворца к мосту через Сунжу время от времени пытаются прорваться группы боевиков. У Чернова возникла мысль войти в здание, не захватить его (это просто абсурдная мысль, учитывая размеры этого фундаментального сооружения), а войти и закрепиться. Александр Васильевич оценил обстановку, прикинул все “за” и “против” и решил, что это можно сделать.
“Волшебник” связался с командующим Северной группировкой генерал-лейтенантом Рохлиным, доложил ему ситуацию, свои предложения, убедил в реальности осуществления замысла, и... командующий дал добро: “Что ж... Если уверен и ручаешься за успех, тогда ... вперед!”.
Но был против ротный. Люди измотаны, очень устали. Больше суток подразделение не выходит из боя, понесло серьезные потери...
Чернов решает: только добровольцы. Да и опаснее двигаться целой ротой по открытому пространству дворцовой площади. Тем более скоро начнет светать.
На его предложение из строя вышли три человека. Два пулеметчика и стрелок. К сожалению, фамилии этих ребят Чернов запамятовал. Но это были настоящие мужчины. Истинные бойцы.
Около 7 утра группа начала движение. Каких-нибудь восемьсот метров преодолевали почти час. Обстрел не прекращался ни на минуту. Причем огонь велся со всех направлений и нашими, и боевиками. Схлопотать пулю можно было в любой момент.
Где ползком между грудами битого кирпича, где короткими перебежками от одной подбитой машины к другой, то скрываясь за броней сгоревшей БМП, то прижимаясь к окоченевшим припорошенным пеплом и снегом трупам людей, пробиралась горстка храбрецов к зданию, именуемому “целью операции”.
... В 8 часов они вошли в здание. Но осмотреться им не дали. Как из-под земли появилась группа боевиков. Трое. Морпехов спасла лишь реакция. Одного завалили с ходу, двое других боевиков исчезли. Пытались их преследовать, но те как в воду канули. Лишь потом, осматривая катакомбы дворца, поняли, что, зная план здания, раствориться в его многочисленных помещениях вовсе несложно.
Морпехам следовало занять выгодную позицию и доложить обстановку командованию. Штаб группировки ответил практически сразу. Но доложить Рохлину “Волшебник” не успел. Пока того вызывали к радиостанции, связь прервалась, начался артиллерийский обстрел...
Подполковник Чернов лишь потом узнал, что в тот момент, когда его группа по грудам битого кирпича и стеклянных осколков входила в здание, командный пункт Рохлина готовился к перемещению, а сам генерал отдавал приказ на начало огневой подготовки — открытие огня артиллерии по президентскому дворцу. Потому и прервалась связь.
Сорок минут, чередуясь, продолжались огневые налеты артиллерии и удары штурмовой авиации по дворцу и его окрестностям. Все смешалось. Казалось, что сам воздух состоит из цементной пыли и пороховой гари, что он пропитан металлом. Мощные разрывы сотрясали все до основания. О чем думалось тогда? Да ни о чем. “Ну вот... Что называется — дошли... Сейчас свои же и... накроют”.
Однако морпехам повезло. Прямых попаданий по их группе не было, а массивные стены и перекрытия дудаевской резиденции уберегли их от осколков своих снарядов и бомб.
В 8.40 огневая подготовка прекратилась и сразу же возобновилась связь. “Волшебник” доложил командующему группировкой “Север” о результатах вылазки, о том, что группа внутри здания.
Однако группа все же находилась под перекрестным обстрелом, который не прекращался ни на минуту, и Чернов принял решение, пока они не стали лакомой добычей для боевиков, отойти назад.
Но какой же русский просто так покинет место, в котором он побывал? “Морпех. Спутник”. Вот первая надпись, которая была сделана на стене дудаевского дворца. За то, что до этого времени ни одной надписи, так же как и каких-либо других признаков российской государственной символики, на стенах дудаевской резиденции не было, Герой Российской Федерации полковник Александр Чернов ручается.
По уже пробитому маршруту “Волшебник” с группой вернулись на исходный рубеж. К тому времени парашютно-десантная рота сменила позицию, и на ее месте оказалась 3-я десантно-штурмовая рота, которой командовал старший лейтенант Евгений Чубриков.
Немного отдышавшись, подполковник Чернов принял решение еще раз войти в здание и более детально его обследовать. Насколько это возможно.
И вот группа 3-й дшр во главе с Черновым по уже дважды пройденному им пути вошла во дворец... Кому в голову пришла мысль вывесить над входом в здание тельняшку, сказать сложно. По словам Александра Васильевича, это был какой-то порыв. Идея пришла как будто из воздуха, под внутреннее ликование. “Мы внутри! Мы победили!”
Все происходило в считанные секунды. Пока бойцы искали “древко”, взводный лейтенант Игорь Борисевич буквально срывал с себя снаряжение и экипировку... И вот Знамя победы готово — кусок арматуры и тельняшка морпеха-североморца. Закрепить его постарались повыше, насколько это возможно под огнем, хотя и не шквальным, но в любом случае разящим.
И опять отход к своим...
Постепенно концентрация войск вокруг дворца увеличилась. К 15 часам в этом районе собралось достаточное количество офицеров из состава командования группировки. Привезли российский флаг. Чернова подозвал к себе генерал-майор А. Отраковский. “Саша, решено тебе поручить водрузить флаг над дворцом. Ты уже дважды входил в здание. Да и вообще ты был первым...”
Здание дворца, каждое окно, каждый этаж методически обрабатывали из всех средств огневого поражения. По приказанию генерала Отраковского со всех подразделений СФ к гостинице “Кавказ” собрали гранатометчиков. Набралось человек двадцать. Их задача — провести своеобразную подготовку действий “знаменной группы”. В течение довольно продолжительного времени гранаты морпехов рвались в здании, обеспечивая выполнение миссии, порученной очередной группе подполковника Чернова.
В 15 часов 19 января 1995 года флаг удалось закрепить на фасаде здания. Естественно, “духам” это не нравилось. И огневое воздействие на морпехов возросло до такой степени, что им пришлось искать укрытие.
В этот же день морпехи совместно с саперами 276-го мотострелкового полка произвели частичную, поверхностную зачистку и разминирование части помещений первых этажей здания, в которых находилось множество брошенного и складированного боевиками оружия и боеприпасов...
Лишь после описанных событий на стенах взятого дворца стали появляться надписи, сделанные бойцами частей и подразделений, штурмовавших Грозный в эти страшные дни.
А еще через несколько дней подполковник Чернов с группой офицеров, проезжая мимо дворца, увидели, что российский флаг вывешен намного выше, чем в первый день. Примерно на уровне шестого или седьмого этажа. И искренне порадовались этому.
Чуть ниже покачивалось полотнище военно-морского Андреевского флага. Кто водрузил его, Александр Васильевич не знает, но скорее всего балтийцы. Тельняшка лейтенанта Борисевича, как и прежде, украшала фасад дворца на своем “штатном месте”, недалеко от надписи “Морпех. Спутник”.

Владимир ЛЕВЧУК

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Затравленный и прижатый к стене кот превращается в тигра.

Мигель Сервантес

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum