TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

 

        Апрель 2003 года
     
РУССКИЕ ОРУЖЕЙНИКИ: Опередивший время
     
  Одним из талантливых отечественных оружейников послевоенного периода является человек, о котором до последнего времени практически ничего не было известно — конструктор тульского Центрального конструкторско-исследовательского бюро спортивного и охотничьего оружия (ЦКИБСОО) Герман Александрович Коробов. Однако оставленное им техническое наследие бесценно. Среди образцов конструкции Коробова: первый в мире автомат, спроектированный по популярной в мире схеме «булл-пап»; уникальный автомат для залповой стрельбы; множество самых разнообразных моделей автоматов, самозарядных винтовок, ручных пулеметов, охотничьих ружей.
ГЕРМАН Коробов родился на Урале в 1913 году в семье почтового служащего. С детства он выдумывал и сам мастерил всякие поделки, повторял в моделях самые разнообразные механизмы, вплоть до только появившихся тогда самолетов. Родители отдали его в школу с педагогическим уклоном. После окончания девятилетки юному Герману предстоял выбор: пойти в сельскую школу учителем или все-таки заниматься тем, что было ему более по душе — стать инженером. Герман без раздумий выбрал второй путь, и в 1930 году уехал в уральский город Белорецк. Здесь ему удалось устроиться учеником на сталепроволочный завод. Одновременно с этим Герман поступил учиться на второй курс вечернего отделения рабфака при Свердловском институте стали.
В 1937 году по окончании Уральского индустриального института им. С.М.Кирова Коробов был призван в ряды Красной Армии для прохождения срочной службы в одной из авиационных частей Забайкальского военного округа, дислоцировавшейся под Читой. Здесь курсанту Коробову вновь пришлось садиться за парту, он готовился стать летчиком-наблюдателем скоростного бомбардировщика СБ. Ему впервые пришлось досконально изучать матчасть автоматического стрелкового оружия — новейший по тем временам авиационный скорострельный пулемет ШКАС, из которого летчик-наблюдатель должен был вести огонь. Впоследствии Коробов вспоминал: «Я не удержался, залез внутрь него (ШКАСа. — Авт.) и сообразил, что и без того высокий темп стрельбы можно довести с 1800 до 5000 выстрелов в минуту. Доложил об этой идее командиру, тот был краток: «Вот тебе каморка, рисуй!» Я предложил револьверную схему заряжания, но не удалось решить проблему обтюрации ствола и патронника-барабана». Пояснительную записку с чертежами проекта усовершенствованного турельного авиационного пулемета отправили в Москву, в штаб ВВС. Там проектную документацию армейского умельца рассмотрели и, хотя от предложенного варианта пулемета Коробова отказались, предложили грамотному и смекалистому летчику, которому оставалось всего несколько месяцев до окончания службы в РККА, направиться по выбору на работу в одно из конструкторских бюро: в московское ЦКБ-15 Б.Шпитального или в тульское ЦКБ-14. Коробов выбрал Тулу. Так, в 1939 году Коробов поступил на работу инженером-конструктором в одно из ведущих конструкторских бюро, занимавшееся созданием автоматического стрелкового оружия, где Герман Александрович работает и по сей день, уже в течение 64 лет.
7,62-мм автомат Коробова ТКБ-022ПМ
7,62-мм автомат Коробова ТКБ-022ПМ
Затвор, рычаг замедления и стебель затвора французской 5,56-мм автоматической винтовки FAMAS (сверху) и 7,62-мм автомата Коробова ТКБ-517 (снизу)
Затвор, рычаг замедления и стебель затвора французской 5,56-мм автоматической винтовки FAMAS (сверху) и 7,62-мм автомата Коробова ТКБ-517 (снизу)

Первым самостоятельным заданием для молодого конструктора стало создание машинки для снаряжения патронами пулеметных лент для авиационного пулемета ШКАС. После завершения этой работы Коробову пришлось заниматься проблемами, возникшими при постановке на массовое производство авиационных пушек.
В начале войны Герман Александрович столкнулся с совершенно новой для него темой — созданием противотанкового оружия пехоты — «коктейля Молотова», как тогда именовались бутылки с зажигательной смесью. С присущим Коробову талантом и остроумием он решил одну из самых важных проблем — воспламенение бутылки с зажигательной смесью. Герман Александрович сконструировал простой автоматически работающий запал. К стеклянной бутылке двумя веревками или резинками привязывали запал Коробова. При броске бутылка разбивалась, одновременно с этим освобождалась веревка, удерживающая простейшую чеку с пружиной и бойком. Боек разбивал капсюль холостого пистолетного патрона, вставленного в запал, и горящий порох поджигал зажигательную смесь. Во время боев за Тулу одна из тульских артелей наладила массовое производство запалов Коробова. Это устройство талантливого конструктора внесло свою пусть и небольшую, но заслуженную лепту в отражение немецкого танкового тарана и дальнейший разгром советскими воинами вермахта под Москвой.
В октябре 1941 года тульское ЦКБ-14 было эвакуировано в Златоуст. Там и появился на свет первый образец, самостоятельно сконструированный Коробовым, — 7,62-мм пистолет-пулемет со складным металлическим прикладом. В 1943 году конструкторское бюро вернулось из эвакуации в Тулу, и именно тогда началась, как впоследствии назвал сам Коробов, его «полувековая автоматная эпопея».
В 1946 году ГАУ объявило конкурс на проектирование автомата под патрон обр. 1943 г. К первому туру конкурсных испытаний, проводившихся в декабре на полигоне НИПСВО, комиссией были допущены пять доработанных образцов автоматов, в том числе конструкции Г.А.Коробова.
7,62-мм автомат Коробова ТКБ-454. Опытный образец 1952 г.
7,62-мм автомат Коробова ТКБ-454. Опытный образец 1952 г.
Французская 5,56-мм автоматическая винтовка FAMAS (сверху) и 7,62-мм автомат Коробова ТКБ-517 (снизу) в разобранном виде
Французская 5,56-мм автоматическая винтовка FAMAS (сверху) и 7,62-мм автомат Коробова ТКБ-517 (снизу) в разобранном виде

Автомат Коробова ТКБ-408-2 «Бычок» является одним из первых в мире образцов автоматического стрелкового оружия, выполненных по схеме «булл-пап», т.е. с такой компоновкой, при которой механизмы автоматики находятся в прикладе, магазин расположен в тыльной части, а коробка спускового механизма, спусковая скоба и рукоятка управления огнем — впереди приемного окна магазина. Такая схема позволила уменьшить длину автомата примерно на 200 мм, сохранив нормальной длину ствола, что было особенно важно для пехотинцев. Однако, поскольку автомат Коробова ТКБ-408 не удовлетворял требованиям ни по кучности стрельбы, ни по живучести, он выбыл из участия в конкурсе после настрела всего 5000 выстрелов в связи с низкой живучестью ствольной коробки и затвора, а также большим количеством задержек при стрельбе. Конкурс закончился принятием в 1949 году на вооружение Советской армии автомата Калашникова (АК).
Уже в конце 1947 года Коробов представил свой новый автомат ТКБ-454-43 с полусвободным затвором с газовым торможением. Несмотря на то, что в этом достаточно простом автомате отсутствовали газоотводный узел и узел жесткого запирания канала ствола, конструктору удалось добиться снижения усилия отдачи оружия почти в два раза, что значительно по отношению к АК повысило устойчивость при стрельбе непрерывным огнем из неустойчивых положений. Производственно-технические показатели оружия Коробова, многократно превышавшие аналогичные показатели штатного автомата Калашникова, привели к тому, что им заинтересовались в Министерстве оборонной промышленности СССР. Автомат Коробова прошел заводские испытания. Однако, в связи с возможностью создания более рациональной конструкции с использованием нового полусвободного затвора с рычажным торможением, работа над ТКБ-454-43 была прекращена.
В следующем, 1948 году появляется новый автомат Коробова — ТКБ-454-5. Его автоматика работала по принципу отдачи полусвободного затвора с рычажным сопровождением. Запирание в этом образце производилось массой стебля затвора через рычаг замедления, имевший два фигурных плеча, расположенных параллельно и соединенных друг с другом перемычкой. Плечи рычага замедления обеспечивали кинематическую связь между боевой личинкой и стеблем затвора, а перемычка служила для опоры боевой личинки во время выстрела. Нижние концы плеч рычага замедления упирались в боевой упор ствольной коробки, а верхние, более длинные, взаимодействовали с задней частью стебля затвора. Соотношение плеч рычага было подобрано таким образом, что смещению боевой личинки на 1 мм соответствовало смещение остова затвора на 3,5 мм. Для исключения отскока затвора в ТКБ-454 имелся автоспуск, нейтрализовавший отскок стебля затвора в переднем положении для замедления темпа стрельбы. Наряду с этим отпирание канала ствола происходило очень мягко, поскольку стрелок первоначально испытывал только импульс отдачи от выстрела за счет полусвободного отпирания, и лишь затем на него накладывался импульс при ударе подвижных частей в крайнем заднем положении. Автомат ТКБ-454-5 и его усовершенствованные модификации ТКБ-454-6 и ТКБ-454-7А оказались исключительно простыми из-за отсутствия газовой системы и жесткого запирания, легкими и технологичными в производстве. Проведенные заводские и полигонные испытания выявили, что оружие Коробова превосходит автомат Калашникова по кучности стрельбы очередями малотренированными стрелками, а по надежности работы автоматики отвечает заданным требованиям.
Еще одной конструкцией Коробова стал 7,62-мм автомат ТКБ-454-7А, успешно прошедший заводские и полигонные испытания в 1952 году и рекомендованный для проведения войсковых испытаний на курсах «Выстрел». На испытаниях автомат получил положительные оценки, превосходя облегченный автомат АК во время стрельбы непрерывным огнем лежа с упора малотренированными стрелками в 1,3 — 1,9 раза.
7,62-мм автомат Коробова TKБ-517. Опытный образец 1957 г.
7,62-мм автомат Коробова TKБ-517. Опытный образец 1957 г.
7,62-мм ручной пулемет Коробова ТКБ-523 под ленточное питание. Опытный образец (вид справа)
7,62-мм ручной пулемет Коробова ТКБ-523 под ленточное питание. Опытный образец (вид справа)

С начала 1955 года все отечественные конструкторские коллективы были сориентированы на развертывание работ по созданию унифицированного комплекса облегченного оружия под патрон обр. 1943 г. К выполнению этой работы вплотную подключился и Коробов. Здесь ему вновь пришлось встретиться со своими старыми конкурентами — ижевцем М.Калашниковым и ковровцем А.Константиновым.
Автомат Коробова ТКБ-517 представлял модернизированный образец ТКБ-454-7А. Он полностью соответствовал поставленным задачам — уменьшить общую массу и снизить трудоемкость изготовления образца. Именно своеобразие его конструкции стимулировало интерес к основательно забытой к этому времени схеме полусвободного запирания, поскольку это решение запирания, наряду со схемой отвода газов и запиранием канала ствола поворотом затвора, позволяло очень удачно вписаться в конструкцию оружия, рассчитанного под патрон обр.1943 г. Автомат Коробова был представлен двумя образцами: для пехоты — с постоянным деревянным и для ВДВ и экипажей бронетехники — со складным металлическим прикладами.
В январе-феврале 1957 года состоялись сравнительные полигонные испытания, на которых встретились образцы опытных автоматов конструкции Калашникова, Коробова и Константинова, а также впервые принявшие участие в испытаниях ручные пулеметы этих же конструкторов.
Комплекс Коробова состоял из двух видов оружия. Его модернизированный автомат ТКБ-517 имел некоторые характерные особенности. Изменилась конфигурация рычажного замедлителя, ставшего более надежным. Весьма оригинально был выполнен новый открытый прицел с качающимся целиком, который фиксировался по лункам на стенке ствольной коробки (аналогично конструкции предохранителя-переводчика на автомате АК), что намного упростило установку прицела, позволяя стрелкам выставлять требуемую дальность только на слух — по щелчкам. Для улучшения теплоотдачи ствола цевье в автомате Коробова было выполнено штампованным из стального листа с вентиляционными отверстиями. Ручной пулемет Коробова ТКБ-523 был во многом конструктивно аналогичен автомату, отличаясь от него длиной ствола, формой приклада и емкостью магазина (75 патронов).
Основная борьба развернулась между ижевским и тульским конструкторами. Одной из особенностей модернизированного автомата Коробова явилось использование энергии отскока затворной рамы при ведении огня, обеспечившее нормальную работу автоматики и приемлемую кучность боя. В конструкцию ударно-спускового механизма был введен автоспуск, игравший роль межциклового замедлителя, позволивший успокаивать колебания оружия. На полигонных испытаниях малотренированные стрелки, ведя непрерывный огонь из автомата ТКБ-517 из положения лежа с упора, показали результаты в 1,3 — 1,9 раза лучше, чем из штатного автомата АК. Кроме того, из коробовского автомата можно было вести стрельбу как с правого, так и с левого плеча, при этом кучность менялась незначительно, поскольку компоновка подвижных деталей автоматики была центральной и поэтому все силы действовали симметрично. Калашников явно проигрывал конкурс. Михаил Тимофеевич сам впоследствии признался: «На полигоне параллельно испытывали коробовский и наш образцы. Как только заканчивалась стрельба, шел осмотр мишеней. И каждый раз приходилось убеждаться, что результаты ведения огня из нашего автомата по кучности боя выглядят хуже».
7,62-мм автомат Коробова TKБ-517. Опытный образец 1958 г.
7,62-мм автомат Коробова TKБ-517. Опытный образец 1958 г.
7,62-мм автомат Коробова ТКБ-408-2 “Бычок”. Опытный образец
7,62-мм автомат Коробова ТКБ-408-2 “Бычок”. Опытный образец

В январе 1958 года начались повторные испытания доработанных 7,62-мм легких автоматов и ручных пулеметов Калашникова, Коробова и Константинова. Впоследствии Михаил Тимофеевич, рассказывая о своих попытках добиться решающего превосходства над конкурентами, вспоминал: «Несколько конструктивных изменений внесли в автоматику. Не удовлетворяла нас, а особенно главного заказчика, кучность при стрельбе из устойчивых положений, лежа с упора, стоя с упора. Выход нашли, введя замедлитель срабатывания курка, увеличивший межцикловое время... Кстати говоря, именно эти принципиальные изменения в конструкции автомата помогли нам на последней стадии соревнований обойти нашего основного конкурента Г.А.Коробова... и выйти вперед по таким важнейшим показателям боевых качеств оружия, как надежность и кучность боя. Его образец превосходил до этого наше изделие по кучности боя при автоматической стрельбе, что могло на последнем этапе состязаний стать определяющим фактором. Герман Александрович, талантливый разработчик оружия, сумел внести немало оригинальных идей в свою конструкцию...»
В марте на полигоне проводились заключительные испытания доработанных легких автоматов и пулеметов Калашникова, Константинова и Коробова. Михаил Тимофеевич Калашников с достаточной степенью откровенности описывал впоследствии события тех дней: «На полигонных испытаниях, когда чаша весов колебалась, чьему образцу отдать предпочтение, поскольку по всем параметрам мы шли, не уступая друг другу, одним из решающих факторов стало превосходство нашего автомата по надежности действия в любых условиях эксплуатации».
С учетом этого обстоятельства комиссия НИПСМВО составила по результатам последних испытаний свое заключение № 132 от 29.03.1958 г., наконец-то расставившее все точки над «i»: «Изготовление опытной серии образцов конструкций Коробова и Константинова для проверки в войсках и дальнейшая доработка их являются нецелесообразными, т.к. эти образцы, даже при условии доработки, не могут иметь каких-либо существенных преимуществ перед легкими образцами конструкции Калашникова, являющимися дальнейшей модернизацией штатного автомата АК, достаточно освоенного в производстве и проверенного в войсках». Таким образом, по результатам испытаний наиболее перспективным было признано оружие Калашникова, сконструированное по классической схеме отвода пороховых газов с жестким запиранием канала ствола поворотом затвора. В 1959 году 7,62-мм модернизированный автомат Калашникова (АКМ) был принят на вооружение.
В то время системы с полусвободным затвором как нетрадиционные для нашей страны были отвергнуты, поскольку совершенно необоснованно считалось, что они не обеспечивают преимуществ перед АКМ как по служебно-боевым, так и по производственно-экономическим показателям, а по надежности работы уступают оружию с жестким запиранием. Через пятнадцать лет новаторские идеи Коробова совершенно неожиданно были продемонстрированы во Франции на презентации 5,56-мм штурмовой винтовки А-3, впоследствии принятой на вооружение французской армии под наименованием FA MAS, имевшей конструкцию полусвободного запирания, аналогичную автомату ТКБ-517. Зарубежные военные специалисты оценили винтовку FA MAS как чрезвычайно эффективный образец, подтвердив прозорливость талантливого тульского конструктора.
В конце 1960-х — начале 1970-х годов отечественные конструкторы разработали новые схемы оружия, которые, по сравнению с классической схемой автомата Калашникова, позволяли значительно повысить устойчивость системы «стрелок — оружие», в том числе кучность при стрельбе автоматическим огнем, особенно из неустойчивых положений, а также добиться существенного улучшения служебно-боевых и производственно-экономических характеристик перспективных моделей автоматов. Тульский оружейник предложил целую гамму очень оригинальных автоматов калибра 5,6-мм, созданных по схеме «булл-пап»: ТКБ-022, ТКБ-022П, ТКБ-022ПМ, ТКБ- 022ПМ5.
В новом конкурсе 1968 года приняли участие практически все отечественные конструкторские коллективы оружейных предприятий. Коробов представил свой новый 5,45-мм автомат ТКБ-072, выполненный по безударной схеме с использованием эффекта сбалансированной автоматики. Автомат имел повышенный темп стрельбы (более 2000 выстр/мин). Его автоматика работала по принципу отвода из канала ствола пороховых газов, воздействовавших на газовый поршень, а тот, в свою очередь, — на затворную раму с затвором. Запирание — перекосом затвора в вертикальной плоскости. Спусковой механизм допускал одиночный и автоматический огонь с двумя режимами огня (500 и 2000 выстрелами в минуту). Органы управления огнем — рукоятка перезаряжания и флажок переводчика — смонтированы с правой стороны ствольной коробки. Питание из металлического магазина емкостью 30 патронов. Постоянный приклад, цевье и ствольная накладка — деревянные. На заводских испытаниях ТКБ-072 показал результаты, удовлетворяющие требованиям заказчика, но на конкурсные полигонные испытания Коробову по требованию руководства Министерства оборонной промышленности пришлось представить упрощенный вариант этого автомата — ТКБ-072-1, ударно-спусковой механизм которого допускал ведение только одиночного и автоматического огня с темпом 500 выстр/мин. Усложненная система переключения режима автоматического огня с повышенного на пониженный оказалась чересчур сложной. Поэтому автомат TKБ-072-1 был снят с конкурсных испытаний. Удача вновь выпала М.Т.Калашникову. В 1974 году его 5,45-мм автомат АК-74 был принят на вооружение Советской армии.
В середине 1970-х годов Коробов создает несколько опытных образцов трехствольных автоматов залпового огня «Прибор ЗБ» с темпом стрельбы 1400-1800 выстр/мин. Все три ствола в этом оружии собраны в одном лафете и имеют единую подвижную систему автоматики. За счет повышения темпа стрельбы созданный на его основе автомат ТКБ-059 при ведении автоматического огня показал беспрецедентную кучность стрельбы. Однако столь необычное оружие осталось только в опытных образцах.
К августу 1984 года на конкурс, проходивший под шифром «Абакан», было представлено 12 проектов автоматов самых разнообразных конструктивных решений. Однако до стадии испытаний дошли только 10 опытных образцов, одним из которых стал 5,45-мм автомат Коробова ТКБ-0111. Он представлял собой образец классической ударной схемы, чья автоматика работала по принципу отвода пороховых газов, запирание канала ствола производилось перекосом затвора в вертикальной плоскости. На шток газового поршня надевалась буферная пружина. Спусковой механизм допускал три вида огня: одиночный, автоматический и фиксированный (по три выстрела). Темп стрельбы фиксированными очередями составлял 1700 выстр/мин, а автоматическим огнем — 500 выстр/мин. Оружие Коробова было снабжено очень мощным газодинамическим дульным тормозом-компенсатором. Однако на финишную прямую вышли образцы других конструкторов — И.Стечкина и Г.Никонова, а победителем стал автомат Никонова АСМ, принятый на вооружение под обозначением АН-94.
С 1945 года талантливый тульский конструктор Коробов посвятил себя любимому делу — созданию автоматов. Более чем за 60 лет своей деятельности в качестве оружейника Герман Александрович разработал свыше 30 конструктивно оригинальных автоматов, несколько автоматических винтовок и ручных пулеметов. Практически все эти годы он оставался в тени других, более удачливых оружейников, хотя многие из образцов его оружия нередко опережали не только конкурентов, но и свое время. В настоящее время Герман Александрович Коробов, плодотворная и многогранная деятельность которого, к сожалению, не была должным образом оценена в нашей стране, невзирая на свой возраст, продолжает успешно трудиться над созданием охотничьих ружей в филиале ГУП «КБП – ЦКИБСОО».

Сергей МОНЕТЧИКОВ
Фото из архива автора

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Мертвых солдат той армии, которая выиграла войну, называют героями.

Вернер Мич

Реклама

Самоактивируемая подскетка Trigalight

Соцсети

Братишка facebook

Братишка вконтакте

105005, Москва а/я 29, e-mail: mail@bratishka.ru
momentum