TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Февраль 2005 года
     
ОРУЖЕЙНИКИ: Рождение "Катюши"
     
  Советскому Союзу принадлежит первенство в создании наиболее совершенных реактивных систем залпового огня, в которых удачно сочетались мощь огневых залпов с высокой подвижностью и маневренностью. В период Второй мировой войны ни в одной армии мира не было достигнуто таких широких масштабов применения реактивной артиллерии.

Появление нового грозного оружия на фронтах Великой Отечественной войны явилось полной неожиданностью для наших противников, союзников, да и для большинства военных специалистов. Реактивные системы залпового огня сочетали в себе многозарядность, скорострельность и значительную массу боевого залпа. В начале войны они использовались в основном для уничтожения живой силы, а затем, по мере увеличения калибра реактивных снарядов, — для разрушения оборонительных сооружений и опорных пунктов. Успешно применялась реактивная артиллерия в борьбе с вражескими танками.

РСЗО БМ-13 на шасси автомобиля 'Студебекер'  US-6
РСЗО БМ-13 на шасси автомобиля 'Студебекер' US-6
"Катюша" — это народное название реактивных систем гвардейских минометов БМ-13, находившихся во время войны на вооружении реактивной артиллерии. Появилось оно в начале Отечественной войны. Существует несколько версий происхождения этого названия. Но наиболее вероятные из них связаны с заводской маркой (буквой "К") на первых боевых машинах, изготовленных воронежским заводом им. Коминтерна, и с популярной во время войны одноименной песней М. Блантера на слова М. Исаковского. "Катюша" стала первой отечественной мобильной многозарядной реактивной системой залпового огня (РСЗО), которая включала в себя реактивные снаряды, пусковые установки (ПУ), приборы управления стрельбой и транспортные средства. Самоходные пусковые установки на автомобилях получили обозначение боевых машин (БМ) реактивной артиллерии.
Многозарядность РСЗО определяла возможность одновременного поражения целей на значительных площадях, а залповый огонь обеспечивал внезапность и высокий эффект поражающего и морального воздействия на противника.
Этот краткий экскурс необходим потому, что еще и по сей день продолжаются споры о том, что важнее в "Катюше" — реактивный снаряд или пусковая установка. А в зависимости от этого пытаются оценивать вклад отдельных конструкторов в создание системы, решать вопросы авторства. Поэтому необходимо подчеркнуть, что "Катюша" — это целостная военно-техническая комплексная система, создание которой знаменовало появление в арсеналах армий принципиально нового типа вооружения, получившего широкое распространение и большое развитие в послевоенный период.
Заряжание пусковой установки БМ-13 реактивными снарядами М-13. 1945 г.
Заряжание пусковой установки БМ-13 реактивными снарядами М-13. 1945 г.
Создание реактивных систем залпового огня стало бы невозможно без разработки реактивных снарядов с двигателем, работающим на твердом топливе. Первый проект такого снаряда или самодвижущейся мины был предложен еще в мае 1919 года инженером Николаем Ивановичем Тихомировым (1860-1930), который по праву считается родоначальником нового поколения отечественного оружия — ракет с двигателями на твердом топливе.
В мае 1921 года начала работать Лаборатория для разработки изобретений Н.И. Тихомирова, которую возглавил сам изобретатель. Это была первая научно-исследовательская и опытно-конструкторская организация по разработке твердотопливных ракет на бездымном порохе. Впоследствии она была переименована в Газодинамическую лабораторию (ГДЛ) Наркомвоенмора СССР.
Впервые использовать бездымный порох для реактивных двигателей еще в конце XIX века предложил преподаватель Артиллерийской академии полковник И. Граве. Однако технически осуществить свой замысел ему не удалось из-за нестабильности горения пироксилинового пороха на летучем растворителе. В 1924 году один из конструкторов ГДЛ В. Артемьев предложил использовать в качестве твердого топлива пироксилиновый порох на нелетучем растворителе — тротиле. Пироксилино-тротиловый порох давал более стабильное горение, что позволило в 1928 году испытать первую в мире ракету на бездымном порохе. Ее разработчиками явились Н. Тихомиров и В. Артемьев. На уменьшенном в два раза заряде ракета пролетела 1300 м. Это явилось большим успехом советского ракетостроения.
Галковский  В.Н.
Галковский В.Н.
После смерти Тихомирова 28 апреля 1930 года, ГДЛ возглавил Б. Петропавловский. Главной задачей коллектива лаборатории ее новый руководитель считал создание реактивных снарядов и пусковых установок. В лаборатории в то время работали с пороховыми шашками диаметром 24 мм. Если семь или девятнадцать таких шашек укладывались в цилиндрические камеры сгорания, то в первом случае ее внутренний диаметр составлял 72, во втором — 122 мм, а с учетом удвоенной толщины стенки камеры (10 мм) внешний диаметр (калибр) составлял соответственно 82 и 132 мм. Так были выбраны калибры для первых советских реактивных снарядов.
В 1933 году в Москве был создан Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ), вскоре переименованный в НИИ-3, в котором объединили два наиболее перспективных в этой области научно-исследовательских учреждения — ленинградскую Газодинамическую лабораторию и московскую Группу изучения реактивного движения (ГИРД), занимавшуюся разработкой жидкостных реактивных двигателей.
К моменту переезда ГДЛ из Ленинграда в Москву в ней уже были разработаны два образца реактивных снарядов: осколочный РС-82 и осколочно-фугасный РС-132. Вскоре несколько сот опытных образцов снарядов было изготовлено в стенах РНИИ.
Костиков А.Г.
Костиков А.Г.
Разработка реактивных снарядов шла непросто. Основной проблемой, с которой столкнулись конструкторы при испытании опытных образцов, стала их неустойчивость в полете. Необходимо было найти способ надежной стабилизации снарядов. Длительные поиски в этом направлении в конце концов увенчались успехом: Артемьев предложил стабилизировать реактивные снаряды четырехлопастным хвостовым оперением, размеры лопастей которого значительно превышали калибр снаряда.
В то время у руководства Артиллерийского управления Красной Армии и Наркомата обороны было большое предубеждение к реактивным снарядам. К ним предъявлялись те же требования, что и к ствольным артиллерийским системам. Реактивные снаряды 1937 — 1938 гг. такого сравнения не выдерживали: кучность при стрельбе с земли была плохой, они считались неэкономичными. Поэтому первоначально их рассматривали только как специфическое авиационное оружие.
Первые запуски реактивных снарядов РС-82 с истребителей И-15 начались в 1935 году на одном из подмосковных полигонов. Эти испытания показали, что новое вооружение оказалось намного мощнее существовавшего в то время стрелково-пушечного вооружения самолетов. В то же время они выявили некоторые недостатки в конструкции снарядов, после устранения которых в сентябре 1937 года начались войсковые испытания. Успешное их завершение дало основание для принятия реактивных снарядов на вооружение истребителей И-15, И-16 в декабре 1937 года (снаряд РС-82) и бомбардировщиков СБ в июле 1938 года (снаряд РС-132).
Аборенков В.В.
Аборенков В.В.
Уже летом 1939 года эти снаряды были впервые испытаны в воздушных боях против японских милитаристов в районе реки Халхин-Гол. В воздушных боях над Халхин-Голом получили боевое крещение первые советские ракеты класса "воздух-воздух" (в современной классификации). Эти бои полностью подтвердили предположение о том, что родился качественно новый вид боеприпасов — реактивный снаряд (ракета) с двигателем на твердом топливе. В 14 воздушных боях над Халхин-Голом пять истребителей-ракетоносцев И-16 под командованием летчика-испытателя капитана Н. Звонарева менее чем за месяц сделали 85 боевых вылетов и сбили десять вражеских истребителей и три бомбардировщика.
Создание и принятие на вооружение авиационных реактивных снарядов ускорило разработку ракетного оружия для сухопутных войск.
В феврале 1938 года в НИИ-3 под руководством Андрея Григорьевича Костикова были начаты работы по созданию средств для залпового огня или стрельбы очередями реактивных снарядов с химическими боеголовками. Первоначально техническим заданием ГАУ предусматривалось создание легких пусковых станков, которые можно было бы транспортировать на огневую позицию на автомобиле, самолете и устанавливать вручную на линии огня с временем подготовки к стрельбе не более одного часа.
Залп гвардейских минометов БМ-13 'Катюша'
Залп гвардейских минометов БМ-13 'Катюша'

Идея мобильной ракетной установки с множеством направляющих для массированной стрельбы явилась результатом длительных раздумий и анализа Костиковым тенденций развития и перспектив применения ракет как средства поражения в условиях современных войн. Еще в 1934 году, определяя роль боевых ракет в будущей войне, он писал: "Развитие ракетной техники начиналось с применения в качестве горючего материала черного пороха и постепенно перешло на специальный бездымный порох с несколько замедленным горением. Такая ракета, безусловно, будет решать исключительно артиллерийскую задачу, освобождая артиллерию от самого неприятного — от сложной по устройству и тяжелой пушки. Зная принцип работы ракеты, можно наперед сказать, что приспособление для запуска ракеты не потребует сложного и тем более тяжелого, сравнительно с пушкой, устройства.
...Ракета, вокруг которой группировались одиночки и маленькие группы, ставившие своей задачей исследования больших высот, космических пространств, вырастает в грозное оружие, с которым нельзя будет не считаться в будущей войне".
Костиков доказал необходимость ведения массированного огня по площадям и разработал конструктивную схему ракетных минометов на автомобилях.
Авиационный реактивный снаряд РС-132
Авиационный реактивный снаряд РС-132

27 августа 1938 года молодой инженер Иван Гвай представил проект, который предусматривал создание автономного полевого комплекса, включавшего механизированную установку с пусковыми устройствами и системой прицеливания, смонтированную на автомобиле ЗИС-5, и комплект реактивных снарядов с химическими (первоначально) или осколочно-фугасными (в окончательных вариантах, принятых на вооружение) боеголовками. В его проекте была обоснована не только конструкция установки, но и тактика применения принципиально нового боевого средства: заряженная установка скрытно занимает боевую позицию, время подготовки к стрельбе составляет 3-4 минуты (вместо одного часа по заданию), длительность залпа из 24 снарядов — несколько секунд. Сразу после стрельбы установка немедленно покидает позицию и становится неуязвимой для ответного огневого удара противника.
Таким образом, получилась маневренная, быстроходная боевая машина, способная вести одиночный, групповой и залповый огонь. В этом случае присущий стрельбе одиночными ракетными выстрелами недостаток — повышенное рассеивание снарядов у цели — компенсировался применением залпового огня. В этом и состояла изюминка "Катюши". В предложенной машине нашла свое материальное воплощение идея реактивных систем залпового огня — самостоятельного, принципиально нового вида вооружения.
27 августа 1938 года в НИИ-3 было создано специальное подразделение, преобразованное позднее в отдел по разработке залповых пусковых установок. Его начальником и ведущим по теме назначили И. Гвая.
Размещение пусковой установки М-8-М на торпедном катере Г-5
Размещение пусковой установки М-8-М на торпедном катере Г-5

Отправленная на Центральный военно-химический полигон самоходная установка была смонтирована на шасси автомобиля ЗИС-5 и имела 24 однопланочных направляющих желобкового типа, установленных на специальной раме в поперечном положении по отношению к продольной оси автомобиля. За несколько секунд установка выпускала все 24 снаряда, быстро меняла позицию или уходила в укрытие. Первый образец установки был подготовлен к испытаниям в декабре 1938 года. Разработчиками проекта были инженеры А. Попов и А. Павленко. Испытания показали высокую эффективность нового оружия.
Результаты стрельб оказались столь многообещающими, что немедленно была создана правительственная комиссия для проведения государственных испытаний. Комиссия в своем заключении писала: "Представленные на войсковые испытания ракетные снаряды при устранении указанных недостатков являются надежным средством артиллерийского вооружения и ценным вкладом в развитие ракетно-артиллерийского дела... ".
Вместе с тем комиссия отметила и ряд существенных недостатков, присущих этой установке: было рекомендовано увеличить длину направляющих и изменить их расположение с поперечного на продольное, установить прицельное устройство, увеличить дальность полета реактивных снарядов и др.
РСЗО БМ-13 на шасси автомобиля ЗИС-6
РСЗО БМ-13 на шасси автомобиля ЗИС-6
Однако в течение нескольких лет РСЗО не была принята на вооружение армии из-за негативной позиции руководства Артиллерийского управления РККА, которое проводило оценку РСЗО по непригодным дня нее критериям ствольной артиллерии. Отстаивая необходимость внедрения нового типа вооружения, большое мужество и энергию проявили В. Аборенков и А. Костиков.
17 марта 1939 года И. Гвай и А. Костиков направили в отдел изобретений НКО СССР заявку на изобретение "механизированной установки для стрельбы ракетными химическими, фугасно-осколочными, зажигательными и пр. снарядами калибров 82 мм, 132 мм и 203 мм".
В сентябре 1939 года заявители попросили включить в состав авторов В. Аборенкова, который вел эту работу от Артиллерийского управления и внес в конструкцию установки и нового реактивного снаряда ряд существенных усовершенствований. Авторское свидетельство на изобретение под № 3338 Гваю, Костикову и Аборенкову было выдано 8 февраля 1940 года Таким образом, официальными авторами изобретения принципиально нового типа вооружения — реактивных систем залпового огня — являются А.Костиков, И.Гвай и В.Аборенков.

Вскоре был предложен новый вариант 24-зарядной пусковой установки, получившей название "механизированная установка, 1-й образец" — МУ-1. Установка монтировалась на шасси трехосной автомашины ЗИС-6 повышенной проходимости. Число направляющих оставалось то же, но располагались они на специальной раме в шахматном порядке. Для точного наведения пусковой установки в горизонтальной плоскости был приспособлен артиллерийский прицел и панорама от 122-мм гаубицы обр. 1938 года. Угол возвышения направляющих можно было менять от 15° до 45°.
С 28 сентября по 9 ноября 1939 года на Ленинградском научно-испытательном артиллерийском полигоне были проведены испытания 132- и 203-мм осколочно-фугасных реактивных снарядов и двух вариантов пусковых установок. Испытания выдержали только пусковая установка МУ-2 (БМ-13) и реактивный снаряд РОФС-132 (М-13).
Пусковая рама М-30
Пусковая рама М-30
25 декабря 1939 года 132-мм реактивный снаряд М-13 и пусковая установка, получившая название "Боевая машина 13" (БМ-13) были одобрены Артиллерийским управлением Красной Армии. НИИ-З получил заказ на изготовление пяти таких установок и партии реактивных снарядов для проведения войсковых испытаний. Кроме того, артиллерийское управление Военно-Морского флота также заказало одну пусковую установку БМ-13 дня испытания ее в системе береговой обороны.
В течение лета и осени 1940 года НИИ-3 изготовил шесть пусковых установок БМ-13. Осенью того же года пусковые установки БМ-13 и партия снарядов М-13 были готовы для испытаний. До самого начала Великой Отечественной войны конструкторы не прекращали напряженной работы по улучшению нового оружия. Основные работы по усовершенствованию реактивных снарядов проводились в НИИ-3, а пусковых установок — в Специальном конструкторском бюро московского завода "Компрессор".
17 июня 1941 года на подмосковном полигоне во время осмотра образцов нового вооружения Красной Армии были произведены залповые пуски из боевых машин БМ-13. Нарком обороны Маршал Советского Союза С. Тимошенко, нарком вооружения Д. Устинов, начальник Генерального штаба генерал армии Г. Жуков, присутствовавшие на испытаниях, дали высокую оценку новому оружию. К показу были подготовлены два опытных образца боевой машины БМ-13. Одна из них была заряжена осколочно-фугасными реактивными снарядами, а вторая — осветительными реактивными снарядами. Были сделаны залповые пуски осколочно-футасных реактивных снарядов. Все мишени в районе падения снарядов были поражены, горело все, что могло гореть на этом участке артиллерийской трассы. Участники стрельб дали высокую оценку новому ракетному оружию. Тут же на огневой позиции было высказано мнение о необходимости скорейшего принятия на вооружение первой отечественной установки РСЗО.
21 июня 1941 года, буквально за несколько часов до начала войны, после осмотра образцов ракетного оружия Верховный Главнокомандующий И. Сталин принял решение о развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и пусковой установки БМ-13 и о начале формирования ракетных войсковых частей. Из-за угрозы надвигавшейся войны это решение было принято, несмотря на то, что пусковая установка БМ-13 еще не прошла войсковых испытаний и не была отработана до стадии, допускающей массовое промышленное изготовление.
РСЗО БМ-31-12 на шасси автомобиля 'Студебекер' US-6
РСЗО БМ-31-12 на шасси автомобиля 'Студебекер' US-6
Проблемы налаживания производства ракетного оружия и организации ракетных войск пришлось решать уже в ходе Великой Отечественной войны.
В связи с тем, что пусковая установка БМ-13 войсковых испытаний еще не проходила и серийно не выпускалась, было принято решение о сформировании первой отдельной экспериментальной батареи и направлении ее на фронт для проверки качества нового оружия и его боевой эффективности.
Формирование батареи началось 28 июня 1941 года и проводилось в 1-м Московском артиллерийском училище им. Красина. На вооружение батареи передали семь из восьми имевшихся в то время опытных пусковых установок БМ-13 (восьмая пусковая установка находилась в Севастополе), из которых шесть были изготовлены в НИИ-3 и две — на заводе им. Коминтерна, а также одну 122-мм гаубицу обр. 1938 года в качестве пристрелочного орудия (в дальнейшем от пристрелочных орудий отказались). Батарея получила 70 грузовых автомобилей, что позволяло ей взять с собой на фронт около 3000 реактивных снарядов М-13, 100 гаубичных 122-мм снарядов, три заправки горючего и смазочных материалов, продовольствие.
Командиром назначили слушателя Артиллерийской академии имени Ф.Э. Дзержинского капитана И. Флерова. К этому времени он уже имел боевой опыт командования артиллерийскими подразделениями при разгроме белофиннов; за высокое воинское мастерство, отвагу и мужество, проявленные в этих боях, Флеров был награжден орденом Красной Звезды.
РСЗО БМ-31-12 на шасси автомобиля ЗИС-6
РСЗО БМ-31-12 на шасси автомобиля ЗИС-6
2 июля 1941 года из Москвы на Западный фронт выступила первая в Красной Армии экспериментальная батарея реактивной артиллерии под командованием капитана Флерова. 4 июля батарея вошла в состав 20-й армии, войска которой занимали оборону по Днепру в районе города Орши.
В ночь на 14 июля фашистские войска захватили Оршу. Положение наших войск на этом направлении оказалось очень тяжелым. Необходимо было задержать наступление врага хотя бы на сутки для того, чтобы организовать оборону на новом рубеже.
На станции Орша скопилось много немецких эшелонов с войсками, техникой, боеприпасами, горючим.
14 июля батарея развернулась на огневой позиции километрах в пяти-шести от станции. Двигатели машин не заглушали, чтобы после залпа моментально покинуть позицию и уйти от возможного ответного удара немцев. В тот же день в 15 часов 15 минут батарея Флерова произвела первый залп одновременно из всех пусковых установок БМ-13. На мгновение все замерло, а через несколько секунд на станции загрохотали взрывы. В результате мощного огневого удара одновременно 112 осколочно-фугасными и зажигательными реактивными снарядами над станцией разлилось бушующее море огня, в ужасе разбегались оставшиеся в живых немецкие солдаты. Боевая эффективность нового оружия превзошла все ожидания: потери противника в живой силе и технике были очень велики. Огромным было и психологическое воздействие ракетного оружия на врага.
А еще через полтора часа батарея Флерова произвела второй залп, на этот раз по переправе через реку Оршицу, на подступах к которой скопилось много техники и живой силы немцев. Результаты были не менее впечатляющими — переправа противника была сорвана, развить успех на этом направлении ему не удалось. Впоследствии с этого участка фронта гитлеровцы вывезли три эшелона убитых и раненых.
Так 14 июля 1941 года было положено начало боевому пути советской реактивной артиллерии.
15 июля батарея произвела еще три залпа по походным колоннам вермахта в районе города Рудня Смоленской области.
РСЗО БМ-13 на шасси автомобиля ЗИС-6
РСЗО БМ-13 на шасси автомобиля ЗИС-6
Гитлеровское командование, обеспокоенное большими потерями, которые несли немецкие войска от советских ракет, всеми средствами стремилось уничтожить батарею капитана И. Флерова, другие ракетные батареи, появившиеся на фронте, и узнать секрет нового оружия.
14 августа 1941 года немецкое главное командование издало специальный приказ, в котором говорилось: "Русские имеют автоматическую многоствольную огнеметную пушку... выстрел производится электричеством. Во время выстрела образуется дым... При захвате таких пушек немедленно сообщить". Спустя 14 дней появилась новая директива, озаглавленная "Русское орудие, метающее ракетообразные снаряды", в которой указывалось, что "войска доносят о применении русскими нового вида оружия, стреляющего реактивными снарядами. Из одной установки в течение 3-5 с может быть произведено большое число выстрелов... О каждом появлении этих орудий надлежит донести генералу, командующему химическими войсками при верховном командовании, в тот же день".
3 октября 1941 года на Западном фронте сложилась тяжелая обстановка, батарея капитана Флерова оказалась в окружении. Более 200 км она прошла по тылам врага. Немцы стремились захватить батарею, и в ночь на 7 октября у деревни Богатырь Знаменского района (бывшего Вяземского) Смоленской области она попала в засаду. Капитан Флеров подорвал пусковые установки и погиб сам, не дав врагу захватить секретное оружие. На месте подвига и в г. Орше после войны были установлены памятники бойцам 1-й экспериментальной батареи реактивной артиллерии и ее командиру.
Подвиг капитана И.А. Флерова не забыт. Он посмертно награжден орденом Отечественной войны 1-й степени. Эта награда ныне хранится в Центральном музее Вооруженных сил.
Указом Президента Российской Федерации от 21 июня 1995 года И. Флерову присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно).
28 июля 1941 года Президиум Верховного Совета СССР издал два указа о награждении создателей "Катюши". Первым указом "за выдающиеся заслуги в деле изобретения и конструирования одного из видов вооружения, поднимающего боевую мощь Красной Армии", Костикову Андрею Григорьевичу было присвоено звание Героя Социалистического Труда.
РСЗО БМ-8-36 на шасси автомобиля ЗИС-6
РСЗО БМ-8-36 на шасси автомобиля ЗИС-6
Вторым указом были награждены орденами и медалями 12 инженеров, конструкторов и техников. Орденом Ленина награждены В. Аборенков, И. Гвай и В. Галковский. Ордена Трудового Красного Знамени удостоены Н. Давыдов,
А. Павленко и Л. Шварц. Орденом Красной Звезды наградили конструкторов НИИ-3 Д. Шитова, А. Попова и работников завода № 70 М. Малова и Г. Глазко.
Вклад других советских конструкторов-оружейников в создание реактивной артиллерии также был оценен по достоинству, но уже спустя пятьдесят лет. 21 июня 1991 г. Президент СССР М. Горбачев издал Указ "О присвоении звания Героя Социалистического Труда создателям отечественного реактивного оружия". "За выдающиеся заслуги в укреплении оборонной мощи Советского государства и большой личный вклад в создание отечественного реактивного оружия" звание Героя Социалистического Труда (посмертно) было присвоено Клейменову Ивану Терентьевичу, Лангемаку Георгию Эриховичу, Лужину Василию Николаевичу, Петропавловскому Борису Сергеевичу, Слонимеру Борису Михайловичу и Тихомирову Николаю Ивановичу.
Вслед за первой батареей реактивных установок БМ-13, которые в войсках стали ласково называть "Катюшами", начали формироваться, новые части, вооруженные этим грозным оружием. Они получили название гвардейских минометных частей (ГМЧ).
РСЗО БМ-8-48 на шасси автомобиля 'Студебекер' US-6
РСЗО БМ-8-48 на шасси автомобиля 'Студебекер' US-6
Самыми сильными сторонами этого оружия являлись его высокая маневренность и способность в кратчайшие сроки создавать мощный массированный огонь.
Наряду с "Катюшами" напор врага остановили и другие образцы этого славного оружия. В том числе, ракетные установки, рассчитанные на стрельбу 82-мм реактивными снарядами М-8.
Снаряд М-8 был разработан на базе авиационного снаряда РС-82. Все доработки были направлены на повышение его мощности действия у цели и дальности полета. Принятый на вооружение вариант снаряда М-8 имел заряд массой 0,64 кг (против 0,371 кг у РС-82) и дальность полета 5,5 км. Уже в августе 1941 года сотрудники НИИ-3 вместе с конструкторами московского завода "Компрессор" создали 36-зарядную пусковую установку БМ-8-36, которая монтировалась на шасси грузовика ЗИС-6. В сентябре того же года была разработана 24-зарядная пусковая установка БМ-8-24, смонтированная на шасси легкого танка Т-40. В середине 1942 года на вооружение частей реактивной артиллерии была принята еще одна боевая машина — 48-зарядная пусковая установка, монтировавшаяся сначала на танках и тракторах, а затем на грузовых автомобилях повышенной проходимости. Боевая машина БМ-8-48 стала основной для стрельбы снарядами М-8 и находилась на вооружении Красной Армии до конца войны.
Осколочно-фугасные снаряды М-13 и М-8 поражали открыто расположенные цели, как например, сосредоточение живой силы и техники, железнодорожные узлы, переправы, походные колонны.
Проиллюстрировать преимущества применения реактивной артиллерии на фронте можно следующим примером: одновременный залп полка, вооруженного установками БМ-13, составлял 576, а установками БМ-8 — 1296 реактивных снарядов, что можно приравнять к одновременному залпу соответственно 10 и 36 полков ствольной артиллерии аналогичного калибра — колоссальное количество, которое невозможно разместить на участке боевых действий одной стрелковой дивизии.
Однако уже вскоре стало ясно, что состоящие на вооружении Красной Армии реактивные снаряды не полностью удовлетворяли требованиям войск. Уже во время контрнаступления под Москвой зимой 1941 года, когда гитлеровцы перешли к обороне и построили полевые укрепления, для их разрушения потребовались более мощные фугасные снаряды.
В ходе войны ни на один день не прекращалась творческая работа конструкторов. Зимой 1941/42 г. в НИИ-3 были разработаны и в июле 1942 года приняты на вооружение более мощные реактивные снаряды больших калибров: М-20 и М-30.
200-мм реактивный снаряд М-20 содержал в боевой части 18,4 кг взрывчатого вещества. Снаряды М-20 предназначались в основном для стрельбы с боевых машин БМ-13. Причем из-за больших габаритных размеров снаряды можно было пускать только с верхних направляющих. Поэтому в залпе снарядов М-20 было восемь, а не 16, как в БМ-13.
Практика использования снарядов М-20 вскоре показала, что они обладают малым фугасным и осколочным действием, а дивизионный залп ими дает недостаточную плотность огня. По этим причинам в 1943 году снаряды М-20 сняли с вооружения.
Еще более мощный 300-мм реактивный снаряд М-30 был разработан группой офицеров управления реактивного вооружения ГМЧ под руководством генералов Н. Кузнецова и В. Аборенкова. Конструкторским бюро завода "Компрессор" для этого снаряда была создана пусковая установка рамного типа, которая в войсках так и называлась "Рама М-30". На нее укладывали по четыре снаряда М-30 в специальной укупорке. Как показал первый опыт их применения, эти снаряды обладали мощным фугасным действием.
К началу 1943 года в НИИ-3 закончилась разработка еще одного тяжелого снаряда — М-31 калибра 310 мм. Новый реактивный снаряд при равном со снарядом М-30 фугасном действии имел в 1,5 раза большую дальность полета (4325 м вместо 2800 м). В феврале-марте 1944 года для стрельбы реактивными снарядами М-31 была сконструирована 12-зарядная пусковая установка БМ-31-12 на шасси автомашины. Впервые в боевой машине БМ-31-12 была применена конструкция направляющих сотового типа. С принятием на вооружение БМ-31-12 резко возросли маневренность и скорострельность тяжелой реактивной артиллерии. Она теперь не уступала реактивной артиллерии, вооруженной боевыми машинами БМ-13 и БМ-8, и могла сопровождать пехоту и танки на всех этапах боя. На подготовку к открытию огня требовалось 7-13 мин. Это было большим достижением советских конструкторов военной промышленности.
В 1944 году появились новые реактивные снаряды улучшенной кучности (УК) и боевые машины для их пуска. Вместо снаряда М-13 на вооружение поступил реактивный снаряд М-13-УК с дальностью стрельбы 7900 м, а вместо снаряда М-31 — снаряд М-31-УК с дальностью стрельбы 4000 м. Рассеивание снарядов М-13 уменьшилось в три раза, а снарядов М-31 — в десять раз. С введением снарядов улучшенной кучности могущество советской реактивной артиллерии настолько увеличилось, что вместо полкового или бригадного залпа можно было ограничиться проведением одного дивизионного залпа, мощность которого также увеличилась. Уменьшение рассеивания снарядов позволило вести огонь по близко расположенным к своим войскам целям. Последнее обстоятельство имело важное значение, так как резко сокращался промежуток времени между воздействием снарядов по противнику перед атакой танков и пехоты и самой атакой.
Перед частями реактивной артиллерии, вооруженными БМ-8 и -13, в основном ставились задачи на поражение открытой живой силы и огневых средств, резервов, артиллерийских и минометных батарей противника. Тяжелые гвардейские минометные бригады и дивизии, применявшие снаряды М-30 и М-31, а также БМ-31-12 использовались для поражения живой силы и огневых средств, укрытых в окопах и траншеях, а также для разрушения оборонительных сооружений полевого типа. Поражения цели обычно достигали одним залпом. В зависимости от размеров, характера и важности цели залп давали батареей, дивизионом, полком или бригадой. Важнейшими принципами боевого применения реактивной артиллерии в годы войны являлись сосредоточение ее на направлениях главных ударов, а также массированный огонь по особо важным объектам обороны противника.
К концу войны в состав советской реактивной артиллерии входили 7 дивизий, 11 отдельных бригад, 114 отдельных полков, 38 отдельных дивизионов, в которых насчитывалось свыше 3 тыс. боевых машин (не считая пусковых рам).
Производство и совершенствование пусковых установок осуществлялось Наркоматом минометного вооружения (нарком П. Паршин). Уже в первые месяцы войны производство нового оружия было налажено на десятках заводов европейской части страны, а также Сибири, Урала и Средней Азии. Всего за годы войны было изготовлено около 11 тысяч боевых машин БМ-8, БМ-13, БМ-31-12 и более 10 тысяч пусковых установок для снаряда М-31.
Перед Наркоматом боеприпасов стояла огромная и ответственная задача — организовать серийное производство реактивных снарядов. К началу войны изготовление реактивных снарядов М-8 и М-13 велось на пяти предприятиях НКБ. Необходимо было организовать производство реактивных снарядов не только на заводах НКБ, но и на заводах других наркоматов. Уже к концу 1941 года корпуса реактивных снарядов, изготавливались на заводах НКБ №№ 4; 42; 73; 78; 605, а также на заводах "Компрессор", "Ростсельмаш", "Серп и Молот" (г. Саратов), "Двигатель революции" (г. Горький) и др. Производство пороховых зарядов было организовано на заводе № 98 НКБ.
В дальнейшем наращивание производства реактивных снарядов шло как за счет расширения производства на вновь организованных предприятиях, так и за счет размещения заказов на заводах других наркоматов. Всего за весь период Великой Отечественной войны было изготовлено около 14,5 млн. реактивных снарядов.
Реактивная артиллерия, зародившаяся в начале Великой Отечественной войны выросла в новый перспективный вид артиллерии, имеющий свою систему оружия, организацию, методы ведения огня и формы боевого применения. Легендарные "Катюши" во время войны участвовали во всех крупных операциях.

Сергей МОНЕТЧИКОВ
Иллюстрации из архива автора

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Для обычной армии не победить – значит потерпеть поражение. Для партизанской армии не потерпеть поражения – значит победить.

Генри КИССИНДЖЕР

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum