TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

 

        Июль 2006 года
     
АРСЕНАЛ: Пистолет ГШ-18 - детище тульских оружейников
     
  В начале XXI столетия перед Российской армией и правоохранительными органами остро встала проблема оснащения личного состава эффективным короткоствольным оружием.

Пистолет ГШ-18 с запасным магазином в упаковочной коробке
Пистолет ГШ-18 с запасным магазином в упаковочной коробке


НОВЫЙ комплекс служебного стрелкового вооружения должен был включать в себя два основных элемента — боеприпас и оружие. Для короткоствольного оружия (пистолетов) ввиду малых дистанций огневого контакта основная роль в комплексе отводилась боеприпасу (патрону). Предполагалось, что конструкция патрона должна обеспечить высокий уровень служебной безопасности. Выбор патрона осуществлялся из условий максимального останавливающего действия пули при заданных ограничениях на габариты и массу оружия, исходя из специфики применения оружия. Эти ограничения вызваны необходимостью скрытного ношения оружия, скоростью реакции (извлечения и наведения оружия) и т.п. По сравнению с армейским, подобное короткоствольное оружие должно было обеспечивать большее останавливающее действие при меньшей дистанции эффективной стрельбы и минимальной возможности рикошета пули (для снижения риска поражения окружающих граждан). Кроме особых случаев — необходимость стрельбы по автомобилю, через препятствие (двери, перегородки и т.п.), по защищённому средствами индивидуальной бронезащиты преступнику — пули для нового оружия должны быстро терять энергию в препятствии, обеспечивая минимальную вероятность вторичного поражения при его пробитии.
С учетом, что пистолеты являются основным оружием самообороны сотрудников правоохранительных органов, в Министерстве внутренних дел России была разработана новая структура этого оружия. В зависимости от тактики использования оно делится на три категории: служебное, компактное и тактическое. При этом в современном "полицейском" короткоствольном оружии используется целый ряд патронов с широким диапазоном конструкций пуль.
Служебные пистолеты являются основным оружием органов внутренних дел, частей и подразделений внутренних войск, выполняющих свои обязанности, как правило, в форме. При достаточном уровне эффективности они должны обеспечивать высокую безопасность служебного обращения и неприхотливость к климатическим условиям при длительном несении дежурства. Считается, что для служебных пистолетов оптимален ударно-спусковой механизм двойного действия (только самовзвод без фиксации курка во взведенном положении после выстрела), обеспечивающий максимальную безопасность и быстроту реакции при приемлемой точности стрельбы. Рамка пистолета, как правило, изготавливается из стали, так как полимерная уменьшает массу оружия, что приводит к дискомфорту при стрельбе. Простые прицельные приспособления должны иметь антибликовую защиту и люминесцентные вставки для стрельбы в условиях малой освещенности. Рукоятка должна быть удобной для руки любого размера. Типовые габариты служебного пистолета: длина — 180 — 200 мм, высота — 150-160 мм, масса без патронов — 0,7 — 1,0 кг, калибр 9,0 — 11,43 мм.

9-мм пиштолет ГШ-18 (вид спереди)
9-мм пиштолет ГШ-18 (вид спереди)

Компактные пистолеты предназначаются для оперативных служб правоохранительных органов, нуждающихся в скрытном ношении основного оружия или в качестве второго (запасного) пистолета для имеющих служебные. Как правило, компактные пистолеты используют менее мощные патроны, чем служебные, хотя предпочтительнее наличие единого патрона для обоих типов. От служебных компактные пистолеты отличаются меньшими габаритами, массой, емкостью магазина и минимальным количеством выступающих частей, включая прицельные приспособления, которые могут затруднить быстрое извлечение оружия. Меньшие размеры рукоятки, более короткие ствол и прицельная линия делают стрельбу из компактных пистолетов менее комфортной и точной, что существенно ограничивает их дальность эффективной стрельбы. При использовании единого патрона требовалось, чтобы компактный пистолет допускал стрельбу как с укороченным магазином, так и с магазином от служебного пистолета. Компактный пистолет под единый патрон должен быть не больше: длина — 160 — 180 мм, высота — 100 — 120 мм, масса — 0,5 — 0,8 кг, калибр 9,0 — 11,43 мм. Типовые габариты компактного пистолета под патрон уменьшенной мощности: длина — 120 — 150 мм, высота 80 — 110 мм, масса 0,4 — 0,6 кг, калибр 5,45 — 9,0 (9х17) мм.
Тактические пистолеты предназначены для вооружения только специальных подразделений органов внутренних дел, частей и подразделений внутренних войск. Как правило, в них используется более мощный патрон и возможна установка большего количества навесных приспособлений, например глушителя, лазерных целеуказателей, тактических фонарей, коллиматорных прицелов и т. п.
Одним из наиболее ярких представителей современного отечественного служебного оружия стал 9-мм самозарядный пистолет, созданный в конце 1990-х годов в тульском КБ Приборостроения под руководством известных конструкторов вооружения В. Грязева и А. Шипунова "ГШ-18" (Грязев — Шипунов, 18 — емкость магазина).
К концу 1980-х годов с появлением современных индивидуальных средств защиты отчетливо выявилось явное отставание отечественных 9-мм пистолетов Макарова (ПМ), состоявших на вооружении Советской армии и правоохранительных органов, от аналогичных современных западных образцов. Армии и правоохранительным органам требовался новый пистолет, который бы смог вывести из строя противника, защищенного средствами индивидуальной защиты, сохраняя при этом достаточное поражающее действие на дальности до 25 м, а останавливающее действие — до 50 м. При этом пуля нового патрона не должна была уступать пуле со стальным сердечником пистолетного патрона 9х19 НАТО "Парабеллум" и пуле со свинцовым сердечником патрона .45 АСР. Пистолет Макарова был удачен для своего времени, но на поверку оказался гораздо слабее, по сравнению с зарубежным оружием этого класса, рассчитанного под более мощный патрон. Подобная ситуация была обусловлена в первую очередь невысоким останавливающим и пробивным действием относительно маломощных 9х18 патронов ПМ.
Это было связано с тем, что образцы оружия создавались одними конструкторами, а патроны к ним — другими. Подобная столь узкая специализация в какой-то мере стопорила научно-технический прогресс в оружейном деле. На этом терялось многое: и время, и силы, и нервы. Значительно эффективнее, когда одна и та же организация делает в комплексе все — и оружие, и боеприпасы к нему.

Неполная разборка пистолета ГШ-18 (вид слева)
Неполная разборка пистолета ГШ-18 (вид слева)

Тульские оружейники на свой страх и риск спроектировали служебный пистолет и предложили его на конкурс на замену ПМ.
Первым делом конструкторы Зеленко, Королев и Волков во главе с Шипуновым и Грязевым занялись отработкой нового патрона ПБП (патрон пистолетный бронебойный). При этом за базовый был взят штатный пистолетный 9х18 патрон ПМ, а в основу конструкции пули была положена схема автоматной пули СП-5. Было принято решение поднять мощность патрона не за счет наращивания баллистического импульса, а за счет увеличения дульной энергии пули с бронебойным сердечником. Для этого разработали специальную бронебойную пулю с термоупрочненным стальным сердечником в полиэтиленовой рубашке. Более легкая пуля имела биметаллическую оболочку с оголенной носовой частью сердечника. При том же баллистическом импульсе патрона, что и у ПМ (0,22 кг в секунду), начальная скорость выросла с 315 м в секунду до 500. Этот патрон мог использоваться без каких-либо усовершенствований в штатных пистолетах ПМ. Зато внешнее воздействие пули изменилось довольно сильно. Если раньше штатная пуля ПМ с 10 метров пробивала лишь полтора миллиметра стального 10-мм листа, то теперь с этой дистанции пистолет ПМ пробивал пятимиллиметровый лист, что и с дистанции 0,5 м было не под силу даже штатному американскому военному 9-мм пистолету "Беретта" М 9.
Эффект от использования новых пистолетных патронов, по существу, был равноценен перевооружению, только без значительных финансовых затрат и переобучения личного состава. Однако сам патрон ПМ все-таки отставал от своего основного конкурента — пистолетного патрона 9х19 НАТО "Парабеллум", который по импульсу в полтора раза превосходил отечественный. Пистолет Ярыгина "Грач" под 9-мм патрон "Парабеллум" уже разрабатывался в Ижевске. Однако как его конструкция, так конструкция и технология производства патронов к нему 9х19.000 (производства Ульяновского механического завода) и 9х19 ПСО (производства Тульского патронного завода) туляков не устраивала. К тому же тульские конструкторы считали эти патроны излишне тяжелыми (масса патрона 11,5 и 11,2 г — соответственно).
Поэтому в КБП было принято решение взять за основу для нового оружия 9х19 пистолетный патрон и модернизировать его соответствующим образом, использовав в нем пулю, конструктивно аналогичную ПБП. Бронебойная пуля тоже имеет оголенный в передней части термоупрочненный стальной сердечник в свинцовой рубашке и биметаллическую оболочку. Пуля патрона 7Н31 весит 4,1 г против 6 — 7,5 г у иностранных патронов 9х19 "Парабеллум", зато она имеет существенно большую скорость — 600 м/с. Новый очень мощный 9х19 пистолетный патрон 7Н31 с пулей повышенной пробивной способности теперь обеспечивал пробитие бронежилетов третьего класса или 8-мм стальной плиты на дистанции до 15 м.
Грязев при проектировании пистолета взял линию на создание образца, кардинально нового в конструктивном и технологическом плане, максимально легкого и дешевого в производстве.
Прежде чем нанести первые линии чертежа на своем кульмане, Василий Петрович провел анализ последних конструкций современных зарубежных пистолетов. Его привлек австрийский пистолет "Глок-17", к основным особенностям которого относились: пластмассовая рамка; ударниковый ударно-спусковой механизм, перед выстрелом устанавливающийся на полувзводе; и отсутствие внешних, управляемых от руки предохранителей. Полувзвод ударника в этом пистолете осуществлялся в процессе наката кожуха-затвора: при недоходе до крайнего переднего положения ударник, размещенный в кожухе-затворе, стыковался с шепталом, далее возвратная пружина, преодолевая сопротивление боевой, доводила затвор до пенька ствола. Боевая пружина оставалась при этом сжатой примерно наполовину. При нажатии на спусковой крючок она довзводилась, после чего ударник срывался с шептала и происходил выстрел.

9-мм пистолет ГШ-18 (вид сзади). Хорошо видны ударник и целик
9-мм пистолет ГШ-18 (вид сзади). Хорошо видны ударник и целик

В процессе создания пистолета ГШ-18 Грязев решил воспользоваться наиболее удачными элементами из австрийского пистолета, в том числе сделать такую же пластмассовую рамку, полувзвод ударника и отказаться от внешних предохранителей. Кроме того, Грязев, как и его австрийский коллега Гастон Глок, отказался от ранее обязательного атрибута большинства служебных пистолетов — куркового ударно-спускового механизма с открытым курком, что обещало немалую выгоду: проектируемый пистолет должен был стать проще и дешевле. Кроме того, в этом случае появлялась возможность приблизить ствол к руке. При низком положении ствола пистолета снижалось неприятное восприятие стрелком отдачи оружия во время выстрела, позволяя таким образом вести более скоростную прицельную стрельбу из пистолета.
К основным особенностям этого оружия относится принцип действия автоматики с использованием энергии отдачи при коротком ходе ствола, что обеспечило минимизацию массы затвора.
При выборе типа запирания канала ствола Грязев решительно отверг запирание отдельной деталью — качающимся рычагом по типу 9-мм германского пистолета "Вальтер" Р.38, использованным конструкторами итальянского пистолета "Беретта" 92 и российского пистолета Сердюкова ПС "Гюрза". В оружейном деле существуют и другие виды запирания без использования отдельных деталей, например, изобретенный Джоном Мозесом Браунингом перекос ствола. Или запирание поворотом ствола, впервые использованное талантливым чешским оружейником Карелом Крнкой.
Попытка осуществить в ГШ-18 запирание перекосом ствола от взаимодействия его клинового выступа с рамкой по типу пистолета "Глок" успеха не имела. Этот способ был привлекателен тем, что запирание производится без вспомогательных деталей, и тем, что при перекосе ствола казенник его снижается к магазину, что облегчало досылку патрона в патронник. Тогда в конструкции механизма запирания ствола ГШ-18 была использована серьга, как у пистолета ТТ. Механизм с серьгой имел больший коэффициент полезного действия, но и он не выдержал проверки в затрудненных условиях. Также не увенчалась успехом попытка применить поворот ствола по типу австрийского пистолета "Штейер" М 1912. При запирании этого типа ствол проворачивался на 60 градусов, и при столь большом угле его поворота много энергии затрачивалось на преодоление сил трения. Задачу удалось решить лишь после резкого уменьшения угла поворота ствола — до 18 градусов, при этом запирание стало осуществляться поворотом ствола на 10 боевых упоров, что, в сочетании с полимерной рамкой, способствует уменьшению воспринимаемой отдачи. Поворот ствола после короткого хода перенаправлял часть энергии отдачи на вращение ствола, а полимерная рамка, выполненная из полиамида, придавала оружию оптимальную упругость и жесткость.
Пистолет ГШ-18 получил ударно-спусковой механизм двойного действия ударникового типа с предварительным частичным взведением ударника при движении затвора и довзведением при нажатии на спусковой крючок.
Заманчивой оказалась идея применить в новом пистолете ударно-спусковой механизм с полувзводом ударника. Эта идея, впервые использованная еще в начале ХХ века Карелом Крнкой на пистолете Рота, после многих десятилетий забвения была возрождена Гастоном Глоком, но уже на современном технологическом уровне. На пистолетах "Глок" при откате кожуха-затвора не происходило сжатия боевой пружины, не сжималась она и в начальной стадии наката, лишь при некотором недоходе к крайнему переднему положению боевая пружина через ударник стопорилась шепталом. На оставшемся пути возвратная пружина, преодолевая усилие боевой, доводила кожух-затвор в крайнее заднее положение, при этом сжимая боевую пружину примерно наполовину ее боевого хода.
Но и идея полувзвода в своем первозданном виде у туляков не прошла. В затрудненных условиях возвратная пружина не всегда была в состоянии преодолеть усилие боевой пружины, и затвор останавливался, не дойдя до ствола. И здесь Грязев снова поступил по-своему.
На пистолете ГШ-18 при отходе кожуха-затвора в крайнее заднее положение происходит полное сжатие расположенной вокруг ударника боевой пружины. В начале наката кожух-затвор устремляется вперед под действием двух пружин — возвратной и боевой, выталкивая на своем пути патрон из магазина в патронник ствола. Ударник останавливается на шептале, а затвор от усилия только одной возвратной пружины доходит до конечного положения. Таким образом была осуществлена идея остановки ударника на полувзводе, но совершенно в ином исполнении, гораздо лучшем, с точки зрения баланса энергии откатных частей.
В своем пистолете Грязев использовал 18-зарядный магазин с двухрядным, шахматным расположением патронов и их перестраиванием на выходе в один ряд. Этим он существенно облегчил компоновку других механизмов пистолета, в частности, тяги спускового крючка. Одновременно с этим улучшились и условия досылки патрона из магазина в ствол. Наряду с этим обращает на себя внимание, что магазин пистолета ГШ-18 получил относительно сильную подающую пружину, что гарантировало надежность подачи патронов. Защелка магазина смонтирована позади спусковой скобы и могла легко переставляться на любую сторону пистолета. При небольшом нажатии большим пальцем магазин выпадает из пистолета под своим весом.
Одной из серьезных проблем стало то, что в экстремальных испытательных условиях кожух-затвор в накате иногда полностью терял накопленную энергию и останавливался, упираясь извлекателем в донце досланного патрона. Недоход затвора до крайнего переднего положения составлял всего лишь полтора миллиметра. Однако преодолеть усилие пружины извлекателя у затвора сил уже не хватало.
Из этого, казалось бы, тупикового положения Грязев нашел элементарный выход — он изобрел беспружинный извлекатель. Зуб извлекателя принудительно заводился в проточку гильзы козырьком ствола, при вращении во время запирания. При выстреле ударник, проходя через отверстие в извлекателе, жестко скрепляет его с гильзой и прочно удерживает ее в откате до встречи с отражателем.

Затвор и ударник с пружиной пистолета ГШ-18 (вид сверху)
Затвор и ударник с пружиной пистолета ГШ-18 (вид сверху)

При нажатии на спуск палец сначала вдавливает в спусковой крючок маленький выступ автоматического предохранителя, а при дальнейшем давлении на спусковой крючок происходит выстрел. Кроме того, ударник, находящийся на полувзводе, выступает примерно на 1 мм в задней части затвора, позволяя стрелку визуально и на ощупь определить готовность пистолета к выстрелу. Ход спуска составляет около 5 мм, что вполне приемлемо для служебного оружия. Усилие спуска — 2 кг.
Пистолет ГШ-18 получил нерегулируемые прицельные приспособления: сменную мушку и целик, который был смонтирован не на кожухе-затворе, а на затворном блоке. При этом сменная мушка может быть и со светящимися тритиевыми вставками, а в передней части спусковой скобы имеется сквозное отверстие, предназначенное для монтажа лазерного целеуказателя (ЛЦУ).
Трудоемкость производства пистолета ГШ-18 оказалась как минимум в три раза меньше, чем у американского пистолета "Беретта" М 9. С одной стороны, это достигалось за счет того, что ранее самая трудоемкая деталь пистолета — рамка — теперь выпускалась из прочной литьевой пластмассы со стальными вставками. На литьевой машине этот процесс занимал всего лишь пять минут. При этом прочность самой пластмассовой рамки была подтверждена самыми жесткими испытаниями, в частности, многократными бросками пистолета на бетонный пол с высоты 1,5 м. Широкое использование высокопрочных полимеров в конструкции пистолета позволило добиться исключительно малой общей массы оружия — 0,47 кг без магазина.
Второй по сложности деталью пистолета ГШ-18 стал его кожух-затвор. Кожух-затвор и собственно затвор являются различными деталями и могут быть разделены при неполной разборке, что и было сделано для удешевления производства. Раньше, как правило, кожух-затвор изготавливался из стальной поковки с дальнейшей последовательной обработкой на металлорежущих станках. В пистолете Грязева — Шипунова была широко использована штампосварная технология изготовления деталей, в том числе кожуха-затвора. Исходной заготовкой для его изготовления стала вырубка из 3-мм стального листа. Вслед за этим ее свертывали и сваривали. На конечном этапе производства кожух-затвор доводили на металлорежущих станках. Для большей прочности штампованный из стального листа кожух-затвор получил жестко закрепленную вставку в месте сцепления со стволом и извлекаемым при разборке затворным блоком, в котором смонтированы ударник и выбрасыватель. В качестве гальванического покрытия было использовано особое хромирование, придавшее кожуху-затвору светло-серый цвет. Кроме кожуха-затвора и все остальные детали пистолета ГШ-18 разрабатывались с учетом минимальной трудоемкости их изготовления.
По сравнению с зарубежными образцами пистолет ГШ-18 получил многочисленные преимущества во многих отношениях: он был очень легким, небольшим по размерам, при этом обладал высокими боевые качествами. Если большинство иностранных армейских пистолетов весили примерно 1 кг, при общей длине примерно 200 мм, то пистолет ГШ-18 имел массу 560 г, с патронами — 800 г. Его длина составляла 183 мм; при этом он пробивал любой бронежилет и стальной лист толщиной 8 мм с дистанции 22 метра. При стрельбе пистолет ГШ-18 уводит вверх намного меньше, чем пистолет ПМ. Это объясняется расходованием энергии отдачи на вращательное, то есть поперечное, движение ствола. Кроме того, хорошая эргономика оружия обеспечивает устойчивость пистолета во время стрельбы, позволяя вести прицельный огонь из него с высокой практической скорострельностью.
Пистолет ГШ-18 показал хорошую работу при стрельбе как высокоэффективными 9х19 патронами 7Н21 и 7Н31, так и зарубежными пистолетными патронами 9х19 НАТО "Парабеллум" и их отечественными аналогами. Благодаря уменьшенной массе и увеличенной начальной скорости в сочетании с бронебойным сердечником пуля патрона 7Н21 обеспечивала высокое пробивное действие целей, защищенных бронежилетами 3-го класса защиты (пробивая стандартный армейский бронежилет 6БЗ-1 с титановыми бронепластинами + 30 слоев кевлара на дальности до 50 м), сохраняя при этом достаточное запреградное действие для поражения защищенного бронежилетом противника. Показатели патрона 7Н31 — еще выше. Кроме того, высокая начальная скорость пули существенно уменьшила упреждение во время стрельбы по движущимся целям.

Создатели пистолета ГШ-18 — А.Г. Шипунов (слева) и В.П. Грязев
Создатели пистолета ГШ-18 — А.Г. Шипунов (слева) и В.П. Грязев

В конечном итоге тульские конструкторы создали новый комплекс "пистолет + патрон", гораздо более эффективный, чем другие аналогичные образцы в боевом использовании, поскольку по пробиваемости твердых преград при стрельбе патронами 7Н31 с ним и по сей день не может сравниться ни один из существующих армейских пистолетов.
Надежность нового пистолета позволила ему пройти всю программу полигонных и государственных испытаний, состоявшихся в 2000 году. Ни к пистолету ГШ-18, ни к его патрону 7Н31 практически не было предъявлено никаких серьезных претензий, если не считать нареканий к одной из характерных особенностей этого оружия — открытому спереди кожуху-затвору. Критики пистолета Грязева — Шипунова высказывали опасения, что кожух-затвор будет легко доступен для грязи, хотя тульские конструкторы смогли доказать, что грязь выбрасывается из кожуха-затвора наружу во время выстрела.
Уже в том же 2000 году мощный пистолетный комплекс ГШ-18 поступил на вооружение Министерства юстиции. 21 марта 2003 года постановлением Правительства Российской Федерации №166 пистолет ГШ-18 был принят, наряду с пистолетами ПЯ конструкции Ярыгина и СПС конструкции Сердюкова, на вооружение спецподразделений Министерства внутренних дел и Министерства обороны РФ.

Сергей МОНЕТЧИКОВ
Фото из архива автора

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Вводить законы, противоречащие законам природы, — значит порождать преступления, чтобы потом их наказывать.

Томас ДЖЕФФЕРСОН.

Реклама

Самоактивируемая подскетка Trigalight

Соцсети

Братишка facebook

Братишка вконтакте

105005, Москва а/я 29, e-mail: mail@bratishka.ru
momentum