TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Январь 2009 года
     
СОБЕСЕДНИК: КРАПОВЫЙ БЕРЕТ ДЛЯ ЭЛИТЫ СПЕЦНАЗА
     
  В середине прошлого года министром внутренних дел Российской Федерации был подписан новый приказ о порядке прохождения квалификационных испытаний на право ношения крапового берета. По сути, данное Положение во многом повторяет принципы и нормы старого приказа командующего внутренними войсками 15-летней давности, однако есть в нем и ряд существенных изменений. О том, кто, когда и как теперь сможет доказать свое право на ношение высшего отличительного символа спецназа внутренних войск, корреспонденту журнала «Братишка» рассказал председатель совета военнослужащих, имеющих право ношения крапового берета (совета «краповых беретов») внутренних войск МВД России, начальник отдела разведывательного управления Главного командования внутренних войск МВД России полковник Игорь Медведев.

СОБЕСЕДНИК: КРАПОВЫЙ БЕРЕТ ДЛЯ ЭЛИТЫ СПЕЦНАЗА

— Игорь Николаевич, расскажите, пожалуйста, в связи с чем были внесены изменения в порядок сдачи квалификационного экзамена на право ношения крапового берета?
— Необходимость создания нового приказа назрела давно, и причин тому много. Начнем по порядку.
Как минимум уже более десяти лет шли разговоры о том, чтобы внести изменения в Положение. В первую очередь это связано с тем, что когда в начале 90-х годов вышел первый приказ командующего внутренними войсками, на краповый берет сдавали только подразделения спецназа внутренних войск, где, собственно, и зародилась эта традиция. Но позже и различные подразделения специального назначения МВД России — ОМОНы, СОБРы (ныне ОМСН), отделы спецназа ГУИН (когда они еще были в системе МВД) — начали сдавать на краповый берет у себя в отрядах, где условия сдачи несколько отличались от принятых в спецназе внутренних войск. Но это, как говорится, полбеды. Дошло до того, что некоторым подразделениям милицейского спецназа краповый берет начали выдавать как обычное форменное обмундирование. В общем, ситуация шла к тому, что на корню стала губиться вся идея сдачи на берет. Не скрою, что такое положение дел у многих военнослужащих спецназа войск правопорядка и ветеранов вызывало крайнюю озабоченность. Настоящие «краповики» достаточно болезненно переносили все перипетии, связанные с неуважением к символу доблести, чести и профессионализма спецназа.
Впрочем, и во внутренних войсках некоторые командиры линейных частей, не имея на то никаких оснований, стали грешить тем, что выдавали краповый берет неизвестно кому — в основном спонсорам, помогающим воинским частям.
Но была и другая сторона проблемы. В некоторых отрядах специального назначения квалификационные испытания на право ношения крапового берета, как бы это лучше сказать… перестали блистать чистотой. Ряд командиров использовали сдачу как способ поднять личный авторитет, способ наградить военнослужащих, которых по каким-то причинам командир считал необходимым поощрить. Кроме того, некоторые командиры проводили сдачу с нарушениями. Что тоже нетерпимо.
Именно для того чтобы упорядочить процесс сдачи и в дальнейшем исключить все спекуляции вокруг высшего символа спецназа, было решено подготовить новый приказ, где бы четко и ясно указывалось, кто, когда и как должен сдавать на краповый берет, кто имеет право его носить.

— То есть получается, что новый приказ расставил все точки над «i» в данном вопросе?
— Да, можно и так сказать. Но был в этой проблеме и нормативно-правовой нюанс. Дело в том, что 8 мая 2005 года вышел в свет Указ Президента Российской Федерации № 531 «О военной форме одежды, знаках различия военнослужащих и ведомственных знаках отличия», который определил порядок ношения военной формы. Этот документ готовился в Министерстве обороны, которое непонятно по каким причинам не согласовало его не только с внутренними войсками как с достаточно серьезной силовой составляющей, но и с МВД. В связи с этим в указе есть расплывчатая формулировка, кому положено носить краповые береты. Цитирую: «Военнослужащие подразделений специального назначения внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации носят: берет шерстяной крапового цвета; тельняшку с полосами крапового цвета». Точка. Все! Просто исполнители проигнорировали наши принципы, традиции, приказы главнокомандующего внутренними войсками, которые так или иначе затрагивали эту тему.
Однако в этом же Указе Президента в третьем пункте определено, что порядок ношения формы одежды определяется руководителем ведомства, в подчинении которого находятся военнослужащие. То есть для внутренних войск это министр внутренних дел. По сути, получилось, что Указом Президента право ношения крапового берета было законодательно закреплено за воинскими частями специального назначения внутренних войск, а порядок ношения должен был определяться министром. Так что благодаря новому приказу министра внутренних дел мы привели существующее положение дел в соответствие с нормативно-правовой базой нашего государства.

— Игорь Николаевич, первые квалификационные испытания согласно новому Положению прошли в сентябре прошлого года в Смоленске. Одним из значительных отличий стало то, что теперь военнослужащие всех отрядов спецназа внутренних войск сдавали вместе на одной базе, так сказать, централизованно. Чем была вызвана такая необходимость?
— Замечу, что для этого было много причин. Например, двадцать лет назад, когда во внутренних войсках был один отряд спецназа «Витязь», существовала практика: хочешь сдать на берет — звони в 6-й отряд, узнавай, когда у них сдача, езжай, пробуй свои силы, доказывай, что ты лучший. Это правило действовало для всех полковых групп спецназа и отдельных взводов, потому что присваивать право ношения крапового берета имел только командир 6-го отряда «Витязь». Новое Положение как раз возвращает все к давно забытому старому. Принято решение проводить квалификационные испытания — централизованно, с таким расчетом, чтобы было видно, кто лучше занимается, чьи люди лучше подготовлены.

СОБЕСЕДНИК: КРАПОВЫЙ БЕРЕТ ДЛЯ ЭЛИТЫ СПЕЦНАЗА

— А какие еще есть принципиальные отличия в новом Положении?
— Принципиальных отличий в проведении испытаний нет. Перед тем как утвердить новое Положение мы провели большую работу, выясняя у заинтересованных лиц, что включать, что, наоборот, убрать. Какие элементы вредны, а что полезно. Между ветеранами, действующими спецназовцами, руководителями различных уровней проходило много споров. Каждый имел свои аргументы. Ветераны настаивали на незыблемости традиций. Руководители говорили, что, наоборот, какие-то вещи надо менять. Кто-то предлагал убрать рукопашный бой, кто-то предлагал урезать элементы кроссовой подготовки. Кто-то предлагал ввести зачеты по основным предметам боевой подготовки. Логика во всех этих рассуждениях, безусловно, была. В итоге, долго рассуждая и выслушивая различные мнения, мы пришли в следующему: кардинальных изменений в те нормативы, которые выполняли военнослужащие до и во время квалификационных испытаний, вносить не надо. Основные элементы — кроссовая подготовка, силовая подготовка, огневая подготовка, рукопашный бой, они продолжают оставаться актуальными для военнослужащих подразделений спецназа внутренних войск и сейчас. Тесты и порядок прохождения не изменились.

— Так что же изменилось?
— Появились предварительные испытания.

— Это как?
— Для того чтобы количество военнослужащих прибывших на сдачу, соответствовало качеству подготовки военнослужащих спецназа, принято решение проводить предварительные испытания. Но замечу, что принципиально нового в этих испытаниях ничего нет. В отрядах спецназа внутренних войск существует давняя традиция проводить испытания на право ношения специальной формы, различных отличительных знаков, ну, скажем, жетона отряда.

— То есть предварительная сдача существовала и раньше?
— Да, только если раньше она проводилась в составе групп, то теперь будет в составе отряда. С другой стороны, не все воинские части, особенно новые, проводили сдачу на жетон. Поэтому мы ввели приказом министра предварительные испытания. Для большинства воинских частей это не является чем-то новым. Те же, у кого подобного ничего не было, пусть привыкают. Ничего страшного в этом нет.
Проводя предварительные испытания, мы в итоге представляем на централизованную сдачу наиболее достойных военнослужащих, уже имеющих опыт участия в подобных мероприятиях. Квалификационные испытания, прошедшие в Смоленске, показали, что, к сожалению, не все военнослужащие, допущенные к ним, блистали в некоторых вопросах специальной подготовки. Были проблемы с высотной подготовкой, стрельбой, многими другими аспектами.

СОБЕСЕДНИК: КРАПОВЫЙ БЕРЕТ ДЛЯ ЭЛИТЫ СПЕЦНАЗА

— Вы упомянули, что было предложение убрать из испытаний рукопашный бой, на ваш взгляд, чем это было продиктовано: жесткостью поединков во время сдач или тем, что боец спецназа редко применяет эти навыки во время боевых действий?
— Первое здесь вытекает из второго. На нем и остановлюсь. В современных боевых условиях, где применяется автомобильная техника, новейшие технические средства поражения и разведки, необходимость применения рукопашного боя сведена к минимуму. Но нужно помнить, что боевые действия в Чеченской республике — не более чем частный случай выполнения служебно-боевых задач внутренними войсками. В любой момент от нас могут потребовать меньше применять огневые средства поражения, а больше применять спецсредства, физическую силу. Не надо забывать, что внутренние войска — войска правопорядка. Можно сказать, что мы работаем с населением, и прежде всего гражданами нашей страны. И пусть в какой-то момент кто-то решит нарушить закон, но у него есть гражданские права, и привести человека в чувство необходимо как можно более гуманным способом.
Среди некоторых граждан нашей страны бытует мнение, что, мол, спецназовцам только волю дай разгуляться, они все сметут на своем пути. Это абсолютно не верно. В нашей работе мы не всегда имеем возможность да и желание тоже, стрелять по кому-то, убивать. Мы стараемся провести работу быстро и эффективно, нейтрализуя противника до того, как он что-то успеет сообразить.
Да, нам иногда приходится применять физическую силу. Но удар кулаком в лицо более гуманен, если хотите, чем выстрел из автомата в лоб. Поэтому для нас рукопашный бой остается очень важной темой. Помимо того, что рукопашный бой имеет прикладное значение, он еще и воспитывает определенные черты характера: смелость, решительность, настойчивость, активность. И исключать этот элемент из боевой подготовки войск не просто не нужно, а, я считаю, преступно.

— Игорь Николаевич, следующие испытания тоже будут проходить на базе учебного центра Смоленска?
— Вовсе нет. Первые испытания проходили в Смоленске, не потому что там база лучше, а в связи с запланированными в этот период учебно-методическим сбором с командирами частей и соревнованиями по тактико-специальной подготовке взводов спецназа и разведки внутренних войск. Поэтому командованием было принято решение, чтобы по нескольку раз не собирать всех в разных регионах, провести все мероприятия вместе. Следующие испытания будут проходить на базе ОДОНа в мае 2009 года, там, где и зародилась эта замечательная традиция.
Нельзя не отметить, что весь спецназ внутренних войск благодарен своим ветеранам за внедрение этой уникальной традиции — сдачи экзамена на право ношения крапового берета. Хотелось бы напомнить, что у ее истоков стояли Сергей Иванович Лысюк и Виктор Николаевич Путилов — ныне ветераны внутренних войск.

— Что показала первая сдача? Какие выводы сделаны? Будут ли внесены какие-нибудь поправки?
— В Смоленске были выявлены ряд моментов, которые ранее не удалось предусмотреть. Прежде всего это связано со служебной нагрузкой, которая лежит на отрядах. Не все подразделения смогли представить своих людей. Например, 15-й отряд спецназа незадолго до соревнований практически в полном составе был отправлен выполнять служебно-боевые задачи. В общем, учитывая, что не все желающие могут приехать раз в год в одно место, совет «краповых беретов» внутренних войск вышел на командование войск с предложением начиная с 2009 года проводить сдачу два раза в год. И командование нас поддержало. Это будет единое испытание, но будет проходить в два этапа. Как я уже сказал, первый будет проходить весной в ОДОНе, а второй — осенью в составе региональных командований. Замечу, что на второй этап обязательно будут выезжать представители совета «краповых беретов» внутренних войск.

СОБЕСЕДНИК: КРАПОВЫЙ БЕРЕТ ДЛЯ ЭЛИТЫ СПЕЦНАЗА

— Совет «краповых беретов» внутренних войск — это новый орган? Насколько известно, его раньше не существовало?
— Да, не было. Он образован приказом главнокомандующего внутренними войсками МВД России. Председателем его являюсь я, моим заместителем назначен полковник Михаил Илларионов. В него вошли еще ряд старших офицеров, а также председатели советов «краповых беретов» воинских частей. Кстати, благодаря такому коллегиальному органу, после проведения собрания в Смоленске было выработано предложение о проведении двух этапов соревнований.

— Какие из отрядов спецназа проявили себя с лучшей стороны во время испытаний?
— Знаете, я не хотел бы кого-то распределять по местам. Поймите, сколько бы отрядов спецназа ни было — три, пять, сто, всегда будут лучшие подразделения и худшие. Кто-то будет впереди, кто-то будет отставать. Даже у самых элитных воинских частей есть какие-то недостатки. На спортивных соревнованиях высокого уровня, скажем, на Олимпиаде, где собираются атлеты мирового класса, кто-то выигрывает, кто-то проигрывает. Так и в спецназе. Есть передовики по вопросам выполнения служебно-боевых задач, по вопросам боевой подготовки. Но замечу, что у кого боевая подготовка лучше, у тех и результаты выполнения служебно-боевых задач выше. Места могут разниться, но все сильные отряды видны. Например, 17-й отряд, 15-й, «Витязь». Те же воинские части, которые вместо боевой подготовки предпочитают заниматься покраской бордюров, заборов и прочими хозяйственными делами, не показывают никаких результатов в боевой работе.
Например, если в «Витязе» всем вопросам боевой и специальной подготовки уделяется должное внимание, то и результат соответствующий — большинство сдавших именно из этого подразделения. Кстати, это еще одна из причин централизации сдачи. Все сдают вместе — видно, кто на что способен. Хотите сдать на берет, занимайтесь своей профессиональной подготовкой. Не хотите — значит, символа профессионализма у вас не будет. Все очень просто.
Я хотел бы отметить, что сейчас многие подразделения спецназа, носят красивую и практичную форму. Но уровень профессионализма не всегда определяется тем, какую куртку или штаны носит военнослужащий. Когда я командовал взводом, у нас в УРСН был инструктор, прапорщик Ржанников, который высказал интересную мысль: если одеть хлюпика в спецназовскую форму, это будет хлюпик в спецназовской форме. Если одеть спецназовца в дерюгу, это будет спецназовец в дерюге. В философии есть понятия: форма и содержание, они едины, но в то же время различные. Так же как монета, имеющая две стороны. Эта красивая форма сейчас, а лет 10–15 назад никто о специальной форме даже не помышлял. Во что были одеты Родиной, в том и выполняли боевые задачи. Да, и еще хотелось бы сказать, что если сравнивать со Второй мировой войной, то обычный пехотинец, прошедший через пол-Европы до Берлина, на десять голов выше некоторых нынешних спецназовцев. Надо заботиться о содержании.

— Значит, основной задачей нового Положения о сдаче на краповый берет можно считать улучшение качества подготовки бойцов спецназа?
— Безусловно. Мы принципиально ратуем за повышение профессионализма военнослужащих, имеющих право ношения крапового берета — символа отличия, доблести и чести подразделений спецназа.
Мы говорим, что краповый берет не является наградой. Это отличительный знак наиболее подготовленного бойца спецназа. Такого рода символы есть в экипировке армий разных стран мира. Где-то это береты, где-то нашивки, специальные знаки. Все стараются подчеркивать профессионализм своих военнослужащих, каким-то образом выделять их.
У нас сложилась именно такая великолепная традиция, в которой многие силовые структуры нашей страны видят тоже много полезного. К нам неоднократно обращались и десантники, и спецназ ГРУ. Спрашивали, как у нас это делается и почему именно так. Они тоже задумываются о возможности ввести у себя отличительный признак наиболее подготовленного военнослужащего.

СОБЕСЕДНИК: КРАПОВЫЙ БЕРЕТ ДЛЯ ЭЛИТЫ СПЕЦНАЗА

— Вы упомянули о зарубежных армиях, насколько нам известно, спецназовцы внутренних войск выезжают на стажировки в зарубежные спецподразделения. В чем их главная суть?
— Сейчас двое наших военнослужащих находятся на обучении во Франции. А вообще, мы направляем туда лучших военнослужащих для расширения кругозора, а также приобретения нового опыта, который помог бы им выполнять свои задачи дома эффективнее. Будут ли они применять зарубежные способы, не важно. Важно, чтобы они увидели, что можно работать и по-другому. На этих курсах спецназовцы видят новые методы обучения: новые упражнения, методики. Помимо Франции наши спецназовцы выезжали в Китай, в Австрию, в Польшу. Во всех поездках не ставилась и не ставится цель приехать, посмотреть и сказать: все это ерунда — мы круче. Вопрос стоит о том, чтобы увидеть что-то новое, рациональное и взять себе на вооружение.

— А кого именно вы отправляете на стажировку за границу?
— Мы посылаем за границу людей, которые в состоянии сами показать навыки, будучи достойными представителями своей страны. Они молоды, но имеют какой-то опыт, чтобы свои знания смогли наложить на новые зарубежные и, аккумулировав лучшее, внедрять в войска. Как правило, это офицеры в звании капитана или майора. С одной стороны, это обучение, с другой — поощрение для лучших и перспективных.

Беседу вел Виктор БОЛТИКОВ
Фото автора и Владимира НИКОЛАЙЧУКА

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Корми солдата тысячу дней, чтобы использовать один час в нужное время и в нужном месте.

Сунь Цзы

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum