TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Июнь 2009 года
     
Опыт, оплаченный кровью: ЗАСАДА ПОД ФАЛЛУДЖЕЙ
 
 

7 апреля 2004 года конвой из пяти автомобилей «Хаммер» и десяти семитонных грузовиков, перевозивших топливо, вышел из лагеря Фаллуджа.
«Что-то сегодня не так», – подумалось капралу Джеймсу Райту по прозвищу Эдди, который возглавил колонну, идя на передовом автомобиле «Хаммер». Но по ходу марша эту мысль заслонили другие заботы… А зря!

Опыт, оплаченный кровью: ЗАСАДА ПОД ФАЛЛУДЖЕЙ

Инстинктам надо доверять

СОЛДАТЫ второго взвода роты «Браво» первого батальона разведки первой дивизии морской пехоты США перед сопровождением провели день в лагере Фаллуджа, готовясь к конвою и патрулированию. Как только конвой вышел из окруженного стеной лагеря и начал свой десятимильный переход, машины подняли столбы пыли, которые было видно за несколько километров.
Второй взвод шел на пяти легкобронированных автомобилях «Хаммер», у которых почти все двери были сняты, что обеспечивало экипажу и десанту более широкий сектор обстрела. Кроме этого, в башенках были установлены тяжелые пулеметы, у которых дежурили штатные стрелки. Бойцы взвода надеялись добраться без приключений к конечному пункту, где они должны были выйти на дальнее патрулирование с целью выявления и уничтожения вражеских минометов, из которых по ночам велся обстрел американского лагеря. Но в то же время солдаты первого разведбата были готовы и к худшему развитию событий. Ведь они находились в так называемом «суннитском треугольнике», районе, где местные жители подняли антиамериканское восстание. Здесь, в Фаллудже, неделей раньше были убиты и искалечены четыре гражданских американца.

Опасность поблизости

КОНВОЙ безмятежно катил по дороге вдоль восточного берега Евфрата, когда внезапная пулеметная очередь разорвала тишину. Стреляли где-то поблизости. Вооруженные машины «Хаммер» стремительно отделились от конвоя и помчались, чтобы зайти во фланг пулеметчику, который засел на западной стороне реки. Пройдя милю, капитан Брент Морел, командовавший вторым взводом, вдруг ощутил что-то необычное. Дорога, которую бойцы между собой звали «Бостон», была абсолютно пустой. Отсутствие движения в этой части Ирака является верным признаком опасности, будь то засада, управляемое взрывное устройство или просто установленная на дороге мина. По его приказу солдаты спешились и проверили район, но он оказался чист, и бойцы возвратились к своим автомобилям. Конвой продолжил путь.
Солнце клонилось к закату. Часы показывали четыре пополудни, когда конвой проехал две бензоколонки, за которыми начались обширные крестьянские поля, перекрещенные оросительными каналами и канавами.
Машины спокойно прошли по дороге еще несколько минут, когда тишину вновь разорвали залпы автоматического оружия, гранатометов и минометов. На этот раз стрельба была не случайной. Шквал огня обрушился на конвой. Это была засада.
Командир передовой машины капрал Джеймс Райт, а также другие солдаты развернули свое оружие, чтобы ответить огнем противнику, который занял позиции на насыпях в конце поля и оттуда стрелял по колонне. «Они сосредоточили свой огонь на наших передовых машинах», — вспоминал потом тридцатисемилетний сержант Даниель Гриего. В течение тридцати секунд повстанцам удалось огнем РПГ повредить два передовых «Хаммера», при этом в результате прямых попаданий были ранены командир машины капрал Райт и шестеро бойцов.
Под продолжающимся огнем командир взвода капитан Морел оставил свою машину и возглавил небольшую команду, которая через поле двинулась в направлении вражеских позиций. По радио он управлял огнем своей машины, прикрывавшей маневр, пока солдаты перебирались через два трехметровых вала и преодолевали канал, двигаясь по грудь в грязной воде.

Опыт, оплаченный кровью: ЗАСАДА ПОД ФАЛЛУДЖЕЙ

Фланговая атака

ЛЕОНАРДО Баптисте, двадцатичетырехлетнему сержанту, достаточно было нескольких секунд, чтобы принять решение и начать действовать, после того как он увидел, в каком положении находится взводный командир. Сперва на машине, а потом в пешем порядке Баптиста дважды поднимал трех своих бойцов в атаку на вражескую пулеметную позицию, находящуюся в мертвой зоне. Он же возглавил группу солдат, преодолевающих трехметровые валы и канал и обходящих противника с фланга. В это же время Морел и пятеро его солдат атаковали в лоб главные позиции противника. Команда Баптисты выбила противника с занимаемых позиций. Этот парень из Майами вступил в бой с не менее чем тридцатью боевиками, которые находились на оборудованных позициях, включая и те, где располагались пулеметные расчеты. Но вдруг разрыв снаряда, подняв в воздух столб грязи, бросил его на землю. Это был выстрел из РПГ. Повстанец постарался быстро перезарядить гранатомет, чтобы повторить выстрел, но Баптиста опередил боевика.
Из соседнего кустарника открыли огонь оставшиеся повстанцы. Баптиста схватил свой карабин и один бросился в их сторону, чтобы пресечь стрельбу. Увидев это, за ним тут же последовали и его солдаты. Перемещаясь по полю, они встретили сопротивление большой группы боевиков. В одном месте за валом засели одиннадцать повстанцев, которые располагались цепью буквально в метре друг от друга.
Противник явно не ожидал контратаки морпехов. Но Баптиста и его команда продолжали вести огонь по позициям противника, пытаясь заставить замолчать пулеметы повстанцев.

Не оставлять никого…

В ОТЛИЧИЕ от боев, которые велись в прошлом году и проходили на неопределенном расстоянии, этот отличался особым ожесточением. Повстанцы были вооружены АК-47, пулеметами ПКМ и гранатометами РПГ-7.
Капитан Морел продолжал идти вперед. Стрелки, прикрывавшие его маневр огнем, уничтожили еще двоих повстанцев, один из которых был в красной бандане. «Когда я целился, я не видел их лица, я видел только тела», — вспоминал потом сержант Даниэль Гриего. Вскоре после этого снайперу удалось поразить еще двух повстанцев на дистанции 450 метров.
Однако огонь противника оставался довольно плотным, и боевикам удалось прижать группу морпехов под командой сержанта Даниэля Лалоты к земле и вынудить ее прекратить контратаку.
Сержант Гриего обнаружил две машины, на которых приехали повстанцы. Это были синий грузовик и белая легковушка, стоявшие возле серого дома. Гриего сделал два выстрела по грузовику, намереваясь повредить его, но тут стало известно, что Морел то ли ранен, то ли убит.

Гибель Морела

ВЕДЯ огонь по повстанцам из винтовки и бросая гранаты, Морел не заметил противника, который выстрелил в него сбоку. Пули попали капитану в грудь и ниже, а также прошили тело в области подмышек, где отсутствовала защита бронежилета. Увидев, как Морел упал, сержант Вилли Копланд выбежал вперед, прикрывая командира огнем своего карабина М-4. Но в это время разрыв гранаты РПГ выбил из рук морского пехотинца оружие и отбросил его в сторону. Звон в ушах от разрыва сопровождал его еще несколько дней. Придя в себя, он приказал одному из разведчиков передать по радио: «Орел 2—0 упал» — и сразу поспешил к Морелу, чтобы оказать ему первую помощь. Копланд оттащил капитана в соседнюю ирригационную канаву, но в это время еще одна граната РПГ разорвалась рядом с валом. К счастью, они уже были в безопасности, укрывшись за земляным валом. Здесь Копланд снял с Морела снаряжение, бронежилет и куртку, чтобы осмотреть раны. Они оказались весьма серьезными. После этого Копланд попытался наложить повязку на раны. Пока его напарник Мендоса доставал и вскрывал перевязочный пакет первой помощи, Копланд зажимал руками раны капитана, пытаясь хоть как-то остановить кровь. В это время Морел еще был в сознании.
То, что им удалось завалить кого-то из командиров морпехов, повстанцы тоже поняли и потому вели интенсивный огонь по американцам, не давая эвакуировать капитана Морела, а также вытащить из-под огня раненых и команду сержанта Даниеля Лалоты, которые все еще продолжали находиться «в зоне смерти». После того как капитан Морел выбыл из строя, Лалота официально стал командиром взвода.
Сержант Гриего послал команду во главе с Баптистой, чтобы та прикрыла сержанта Лалоту и его бойцов. При выполнении этой задачи команда сержанта Баптисты уничтожила еще одиннадцать повстанцев и, возвращаясь к главной дороге, обнаружила тайник с ПЗРК, боеприпасами к РПГ-7 и другой амуницией. Эту закладку, видимо, сделали повстанцы при подготовке к засаде, но не успели использовать в ходе боя. Возможно, неожиданная контратака американцев не позволила им воспользоваться содержимым тайника.

Опыт, оплаченный кровью: ЗАСАДА ПОД ФАЛЛУДЖЕЙ

Подвиг Райта

А ТЕМ ВРЕМЕНЕМ передовая машина «Хамви» со спустившими шинами и тремя ранеными бойцами на борту, которые остро нуждались в медицинской помощи, попыталась выехать из «зоны смерти». В этой машине командир команды сержант Эрик Кочер был ранен в руку, стрелок-пулеметчик машины потерял сознание, застряв в люке после ранения в ногу. У капрала Райта были оторваны обе руки, а рана на ноге, которая образовалась в результате открытого перелома, сильно кровоточила. При этом Райт оставался в сознании и руководил действиями бойцов по выводу машины из-под огня для скорейшего оказания помощи раненым. Он умудрялся давать целеуказания огневым средствам других машин по подавлению вражеского пулемета, поскольку пулемет в его машине был разбит.
Вскоре на подмогу второму взводу роты «Браво» прибыл третий, находившийся в резерве в качестве подразделения быстрого реагирования. Он передал приказ попавшим в засаду морпехам возвращаться в лагерь Фаллуджа. Райта, Морела и еще пятерых раненых все же удалось вскоре доставить в медицинское подразделение.

Оправданная ярость

БОЙЦЫ на поле боя не знали, что конкретно случилось с капитаном Морелом, но все видели, что он упал. Этот факт вызвал в солдатах настоящую ярость, и их действия резко активизировались. Пятеро морпехов из штурмовой команды скрытно подошли к земляному валу и забросали гранатами позиции повстанцев. Это стало абсолютной неожиданностью для боевиков. На какое-то время интенсивность огня снизилась.
На поле боя прибыл командир роты Ричардсон, который попытался помочь эвакуировать Морела, но ранение было слишком тяжелым и не позволяло бойцам нести офицера. Копланд оставался с ним в поле еще около пятнадцати минут до тех пор, пока не прибыл бронированный автомобиль, на который и погрузили Морела. После этого Копланд рассредоточил на поле оставшихся бойцов взвода, которые прикрывали огнем движение машины до тех пор, пока два боевых вертолета «Суперкобра» не нанесли удар по серому зданию, из которого вели огонь повстанцы. Вот тогда повстанцы, наверное, искренне пожалели об утраченном тайнике с переносным зенитно-ракетным комплексом. Когда пыль от взрывов рассеялась, взвод попытался медленно продвинуться дальше…

Когда считать мы стали раны…

БОЙ ДЛИЛСЯ минут 45—50 на фронте около километра. Когда огонь стих и конвой начал подсчитывать потери, выяснилось, что командир второго взвода капитан Брент Морел погиб. Потом в его теле насчитали 27 пулевых ранений. «Это был очень тяжелый бой», — сказал командир роты «Браво» капитан Ричардсон, который наводил огонь авиации и руководил эвакуацией раненых.
После он признался, что несмотря на понесенные потери удовлетворен действиями своих солдат в этом бою: «В ходе контратаки, организованной капитаном Морелом, мы сблизились с противником и таким образом перехватили инициативу в бою. Повстанцы явно не ожидали этого и надеялись на то, что мы обратимся в бегство.
Против нас было от сорока до шестидесяти боевиков, из которых мы уничтожили как минимум двадцать шесть. При этом нам удалось найти тайник с боеприпасами к РПГ-7, стрелковому оружию, а также ПЗРК. Кроме того, мы повредили гирлянду самодельных взрывных устройств».
Вернувшись в лагерь, морпехи возбужденно обсуждали прошедший бой.
Гриего сказал, что он еще никогда не был так горд за своих солдат, как в тот день. Ему действительно было чем гордиться. Стоит вспомнить только атаку капитана Морела и решительные действия сержанта Баптисты на фланге. Раненого сержанта Эрика Кочера, под шквальным обстрелом прикрывавшего огнем свою поврежденную машину, и молодого капрала Эрика Исаака, который под плотным огнем сумел перебежать за вал с иридиевым телефоном, чтобы обеспечить командиру роты надежную связь для вызова эвакуатора и огневой поддержки с воздуха.
Командир роты «Браво» тогда отметил: «Это первый бой, в ходе которого рота столкнулась с противником настолько близко. До этого случая в прошлом году было семнадцать перестрелок, но дальность огня между нами и противником составляла от 300 до 1000 метров. Но в этот раз все было по-другому».
«Я понимаю, что мы понесли потери, — сказал впоследствии сержант Гриего. — Но мы победили. Мы уничтожили 26 боевиков. Двадцать шесть против одного нашего. Я полагаю, это неплохое соотношение».

Опыт, оплаченный кровью: ЗАСАДА ПОД ФАЛЛУДЖЕЙ

ОПИСАННАЯ выше засада на американскую колонну, которую охранял взвод разведчиков морской пехоты, являет собой пример успешных противозасадных действий.
При попадании в засаду самое главное не потерять управление, организовать отражение нападения и по возможности перехватить инициативу, проведя контратакующие действия.
Залогом успеха в данном случае были решительные действия капитана Морела. Этот офицер с самого начала был настроен на активное противодействие в случае нападения противнка. Именно его высокая внутренняя готовность к этому и позволила в конечном итоге перехватить инициативу и нанести поражение противнику.
Связь в бою и взаимодействие бойцов, даже после того, как были подбиты два головных «Хаммера», не были утрачены. Это важный фактор успеха. Попав в засаду, капитан не растерялся, а сделал все, чтобы помешать противнику расстреливать колонну, как в тире. Он со своими бойцами совершил маневр на машине, а затем, спешившись, сблизился с позициями повстанцев. Его действия позволили сержанту Баптисте совершить обходной маневр, который и решил в конечном итоге исход боя. Инициативные действия этого сержанта заслуживают особой похвалы.
Также хочется отметить оперативную реакцию командира роты, немедленно направившего к месту засады резервный третий взвод, а потом вызвавшего авиацию.
Четкие и слаженные действия американских морпехов позволяют предположить, что вероятность подобной засады рассматривалась и ранее, а потому отрабатывалась в базовом лагере. Полагаю, что это и позволило бойцам действовать четко и слаженно.
Данный пример еще раз наглядно показал, что при определенной подготовке и стремлении победить засада противника может оказаться не настолько страшной, какой ее представляют порой некоторые командиры, считающие попадание в нее безвыходной ситуацией.

P.S. За мужество и героизм капрал Райт был награжден Бронзовой Звездой.

Сергей Козлов
Евгений гройсман
Фото из архива редакции

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum