TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Апрель 2011 года
     
Спецоперации: ОГНЕВЫЕ НАЛЕТЫ
 
 

У спецназа каждой воюющей страны есть свой звездный час. Для израильского спецназа это так называемая война на истощение, которая шла главным образом между Израилем и Египтом. Если в ходе «шестидневной войны» применение израильтянами спецназа не увенчалось успехом по ряду объективных и субъективных причин, то в «войне на истощение» успехи были очевидны. Например, была разработана новая тактика проведения огневых налетов. О ряде операций с использованием данной тактики мы расскажем в этой статье.

Спецоперации: ОГНЕВЫЕ НАЛЕТЫ

Что такое «Война на истощение»?

10 июня 1967 года победоносно завершилась «шестидневная война», в ходе которой Израиль нанес превентивный удар по арабским армиям. В результате Израиль оккупировал Синайский полуостров, Голанские высоты, Западный берег реки Иордан, восточный Иерусалим и Сектор Газа — территорию более чем в три раза превышающую площадь самого Израиля. Однако уже в середине июня 1967 года правительство Израиля передало арабским странам через американских посредников сообщение о готовности полностью покинуть Синай и Голаны, а также вести переговоры о судьбе остальных оккупированных территорий в обмен на признание Израиля и мирные договоры с арабскими странами. Однако президент Египта Насер отверг предложение Израиля.
Восстановив к осени 1968 года боеспособность вооруженных сил Египта, президент Насер активизировал боевые действия. Египетская артиллерия нанесла ряд мощных ударов по израильским позициям.
В ночь с 31 октября на 1 ноября 1968 года Израиль ответил спецоперацией «Хелем» («Шок»), которую провела группа разведроты «Сайерет Цанханим» парашютно-десантной бригады. В ходе этой операции группа из тринадцати человек под командованием капитана Матана Вильнаи взорвала трансформаторную подстанцию в Нага Хамади на удалении 350 километров от границы Израиля. Одновременно вертолеты доставили мощные заряды со взрывчаткой на мост Идфо и плотину Нага Хамади на Ниле. В результате их подрыва значительная часть Египта осталась без электричества, а некоторые районы оказались затоплены.
Египтянам стало ясно, что до начала активной фазы боевых действий необходимо организовать надежную охрану стратегических объектов тыла.
Поэтому до начала весны 1969 года в районе канала активных боевых действий не велось, что позволило израильским военным выполнить масштабные фортификационные работы вдоль Суэцкого канала.
Египетская армия имела колоссальное преимущество в огневой мощи: вдоль канала было размещено от 500 до 1000 стволов артиллерии, тяжелых минометов и реактивных систем залпового огня (РСЗО). Кроме артиллерии, удары по израильским позициям наносили ВВС Египта. Для организации засад и периодических атак позиций израильских войск, расположенных вдоль канала, египтяне применяли подразделения коммандос.
Летом 1969 года Израиль отвечал огнем артиллерии, танков и авиации вдоль канала, а с января 1970 года авиация начала работать по целям, расположенным в глубоком тылу Египта. Но армия обороны Израиля (АОИ), созданная и обученная вести стремительные наступательные операции, оказалась в состоянии траншейной войны, как на Первой мировой, не имея ни опыта ведения таких боевых действий, ни необходимой мощи артиллерии, способной перемалывать оборонительные сооружения противника. Для сравнения, АОИ могла противопоставить египтянам на линии канала не более 60–100 стволов.
Одновременно велись боевые действия меньшей интенсивности на границе Израиля с Сирией, Ливаном и Иорданией.
Основной целью военного и политического руководства Израиля было заставить Египет прекратить боевые действия, оставаясь на восточном берегу канала. Война, которую президент Насер назвал «войной на истощение», продолжалась семнадцать месяцев и завершилась на египетском фронте в полночь 7 августа 1970 года перемирием, которое продлилось три года.

Стратегический успех спецназа Израиля

Израильские военные планировали и проводили спецоперации на территории Египта, действуя на различной глубине. Стоит заметить, что никогда ни до, ни после «войны на истощение» спецназ и разведывательные подразделения армии обороны Израиля не работали столь результативно, инициативно и свободно.
Вскоре после начала войны была попытка повторить успех операции «Хелем». 29 апреля 1969 года «Сайерет Цанханим» под командованием Гади Ханегби провела операцию «Бостан-22», взорвав в том же районе опоры высоковольтных линий электропередачи. Одновременно два транспортных самолета сбросили в Нил два мощных заряда со взрывчаткой в надежде, что они будут прибиты течением к мостам и взорвут их. В результате один мост получил серьезные повреждения. Операция «Бостан-22» нанесла удар по престижу Насера, который после операции «Хелем» заявил, что брешь в обороне тыла Египта надежно закрыта. В результате операции египетское руководство отложило начало боевых действий на канале на четыре месяца.

Новая тактика и поиски оружия

В штабе главного офицера пехоты и парашютистов АОИ (КАЦХАР), который также отвечал за разработку и проведение спецопераций, была разработана новая тактика. Предлагалось нанести удары РСЗО по тыловым военным лагерям и штабам противника с дистанции пять километров. Для доставки расчетов в глубокий тыл противника предполагалось использовать вертолеты. Такие обстрелы должны были посеять панику среди египтян и создать атмосферу уязвимости даже в собственном глубоком тылу. В создавшейся ситуации для обороны объектов тыла противник будет вынужден снять части с фронта и таким образом снизит военное давление на израильские войска вдоль канала.
Выбор систем оружия для нанесения ударов был за начальником отдела КАЦХАР майором Дани Лави, который занимался минометным вооружением пехоты. Первоначально предлагалось применять реактивные системы залпового огня (РСЗО), однако в то время их в израильской армии не было. Для операций решено было использовать производимые фирмой «Солтам» 120-мм минометы К-5, вес которых в боевом положении был всего 140 килограммов при максимальной дальности стрельбы 6,25 километра. Их можно было легко доставить вертолетами в нужный район.

Подготовка к операции

Новая тактика действий потребовала разработки новых таблиц дальности стрельбы, методики хранения боеприпасов на грунте и специального измерительного оборудования. Специальное измерительное оборудование было получено от землемерного отдела государственной компании по строительству и ремонту шоссейных дорог МААЦ. Для планирования применения вертолетов были нужны точные данные суммарного веса людей, минометов и мин, а также специальных тележек для перевозки мин на позицию с площадки приземления, если вертолет не сможет приземлиться точно на позиции.
Руководителем операции был назначен капитан Ицхак Мордехай, занимавший в тот период должность заместителя командира батальона.
Для проведения спецоперации требовалось два расчета. Сначала были сформированы две большие группы, затем в ходе тренировок начался отсев, пока не осталось двенадцать лучших минометчиков.
Применение минометов в спецоперациях было совершенно новым делом для израильских военных, поэтому организация операции требовала тщательной и длительной подготовки, которая заняла почти два месяца. Вначале проводилось профессиональное обучение под руководством Дани Лави. Целью последующих тренировок было предельное сокращение времени развертывания минометов на позиции. Это было обусловлено тем, что согласно замыслу операции время пребывания вертолета в точке разгрузки расчетов, минометов и мин составляло всего 25–30 секунд.
Комплексные тактико-специальные учения с боевой стрельбой проводились в Хеврат Маахаз, недалеко от Кирьят-Гата, и в Негеве в районе Мейшар. Расчеты показали отличные результаты. Они установили минометы и сделали первый пристрелочный выстрел через 60 секунд с момента посадки вертолетов.
Для выполнения задачи по доставке минометчиков в тыл противника была привлечена 114-я эскадрилья ВВС, созданная в январе 1966 года. На ее вооружении находились французские вертолеты SA-321 «Супер Фрелон» различных модификаций.
В ходе операции на пилотов ложились задачи по доставке личного состава вооружения и амуниции, а также по корректировке огня минометчиков. Успешное выполнение задачи требовало дополнительной подготовки, поскольку запланированная операция не имела аналогов в ВВС Израиля. Дальность применения вертолетов, несущих большой вес, составляла более 350 километров. Для прибытия в назначенное место требовалась особо точная навигация. Кроме того, вертолет, доставивший бойцов и груз, после высадки не покидал район, а, находясь в воздухе, должен был выполнять задачи корректировки огня.
Для того чтобы пилоты уверенно ориентировались на местности, маршрут полета был проложен по картам и тщательно изучен, а пилоты получили аэрофотоснимки маршрута.
Кроме того, был создан макет местности, позволявший летчикам лучше распознать конечную точку полета, где следовало высаживать минометчиков.
Сложность операции и длительное нахождение вертолетов над территорией противника требовали четкого согласования всех действий участников операции и разработки заранее продуманных решений на случай возникновения отклонений от первоначального плана.

Операция «Бостан-39»

Первая спецоперация с использованием минометов получила название «Бостан-39» и была намечена на ночь с 27 на 28 августа. Объект атаки стал известен в середине августа. Целью был выбран лагерь Манкабад — крупная военная база примерно в 300 километрах к югу от Каира. Здесь располагался учебный центр, где проходила подготовка молодого пополнения армейских подразделений. Лагерь представлял собой площадку длиной 800 метров и шириной 500. По данным разведки, в тот период в лагере находилось около 2000 новобранцев, не считая персонала штаба и лагеря. Как и все объекты в глубоком тылу Египта, лагерь был освещен в ночное время. При планировании операции учитывалось, что после первых выстрелов освещение лагеря будет потушено и тот погрузится в темноту. Поэтому было решено, что пристрелка будет выполнена несколькими фосфорными минами.

Спецоперации: ОГНЕВЫЕ НАЛЕТЫ

Замысел операции

Согласно замыслу операции вертолет SA-321 «Супер Фрелон» должен был доставить к цели одиннадцать бойцов и основное оборудование, а после выгрузки сразу покинуть район операции. Другой вертолет должен был доставить к цели четверых бойцов, затем подняться в воздух и вести наблюдение и корректировку огня. После прекращения огня ему предстояло эвакуировать бойцов.
Третий вертолет должен находиться в воздухе, в районе ожидания к востоку от Нила, в районе Асиот, в пяти минутах лета до цели. Его задача – страховать вертолеты с десантом в момент эвакуации. На борту данного вертолета должны находиться резервная группа и бочки с топливом на случай необходимости дозаправки вертолетов, выполнявших основную задачу. Еще один вертолет-заправщик находился в режиме ожидания в Шарм-эль-Шейхе в готовности выполнить дозаправку вертолетов, если не хватит топлива, находящегося на резервном вертолете.
Еще один вертолет был в резерве на случай технической поломки одного из прочих вертолетов на начальном этапе операции.
Перед операцией провели «генеральную репетицию», в которой приняли участие все исполнители. Тренировки проводились на похожей местности. Особое внимание уделялось точности стрельбы: все мины должны были лечь в цель.
В конце инструктажа начальник генерального штаба уточнил задачу, указав на то, что время пребывания на земле не должно было превышать получаса, в течение которого необходимо было выпустить не менее 50 мин.
Передовой базой, откуда должна была начаться операция, был выбран военный аэродром Офир в Шарм-эль-Шейхе. Передовой пункт базирования для погрузки бойцов и дозаправки создали в городке И-Тур, на западном побережье Синая. Там же была развернута навигационная система (МААКАН) как дополнительное средство направления вертолетов в момент пересечения ими линии побережья. Из И-Тура можно было относительно безопасно пересечь Суэцкий залив.
Командиром отряда был капитан Ицхак Мордехай. Ему подчинялись Дани Лави, еще один офицер, восемь минометчиков и четыре бойца, обеспечивающие прикрытие огневой позиции.
Перед вылетом всех участников операции взвесили, и оказалось, что из-за тренировок и напряжения почти все сбросили по нескольку килограммов. Это позволило взять несколько дополнительных мин.

Ход операции

В 15.10 вертолеты взлетели с авиабазы Тель-Ноф в центре Израиля и в 17.15 прибыли в Офир. В 18.30 офицеры командных пунктов заняли свои места. К этому времени поступила разведсводка, в которой сообщалось о том, что в вооруженных силах Египта объявлена повышенная боеготовность. Скорее всего эта мера была принята в связи с выявленной возросшей активностью израильтян на Синае. В 20.45 вертолеты вылетели из Офир и взяли курс на И-Тур где машины дозаправились, а заодно их двигатели немного остыли, поскольку их перегрев снижал грузоподъемность машин. В 21.30 первая пара вертолетов вылетела из И-Тур, взяв курс на район десантирования, и через полтора часа достигла цели. В 22.07 в район операции вылетел резервный борт.
Командиры вертолетов уже имели опыт пересечения Суэцкого залива и проникновения в глубь Египта, основное их внимание было сосредоточено на навигации. Ицхак Мордехай помогал пилотам ориентироваться, сидя рядом с командиром вертолета.
Полет был непростым, поскольку во время пересечения Суэцкого залива с востока на запад дул сильный ветер. Чтобы избежать обнаружения береговыми РЛС, вертолеты летели очень низко. Даже после пересечения береговой черты они продолжили лететь на той же высоте.
Ровно в 23.00 пилоты опознали цель с воздуха, и командир вертолета Пери подал команду приготовиться к десантированию. Ведущий вертолет сбросил дымовую гранату для обозначения площадки для ведомого вертолета, который в 23.05 приземлился первым. Капитан Мордехай высадился из вертолета, провел ориентирование и убедился, что десант доставлен на намеченную площадку. Со скалы, где должны были быть развернуты огневые позиции минометов, объект был хорошо виден и в точности соответствовал изображению на аэрофотоснимках. Как и предполагалось, база была полностью освещена.
Через заднюю аппарель вертолета извлекли пехотные тележки с минами, и вертолет сразу лег на обратный курс. Через семь минут, по указаниям уже находившихся на земле бойцов, на край скалы сел другой «Супер Фрелон». Посадка требовала от пилотов предельной точности. Выгруженные минометы сразу были развернуты на огневых позициях. В 23.20 первая пристрелочная мина вылетела из ствола миномета и через 40 секунд взорвалась в центре лагеря. Мина была фосфорной, и от нее воспламенились постройки лагеря. Вторая мина также попала в цель. Вертолет Пери все это время находился в воздухе, и пилот корректировал огонь.
Однако, по словам летчика, цель была поражена не первой миной, как считали находившиеся на земле, а только третей. После начала обстрела свет в лагере погасили, и четверя мина упала уже на темный лагерь. Далее попытки Пери определить в темноте точки разрывов мин успеха не имели, тем не менее огонь продолжался, заняв в общей сложности всего двадцать пять минут. Предполагая, что случился воздушный налет, египтяне открыли беспорядочный зенитный огонь.
Чтобы максимально накрыть огнем лагерь, минометчики стали перемещать огонь минометов по горизонту. Несмотря на то, что одна из мин дала осечку, расчетам удалось выпустить по цели 63 мины. В 23.40 в район прибыл третий вертолет, а спустя еще пять минут была выпущена последняя мина. После чего опорные плиты минометов были подготовлены к подрыву, стволы сняты и уложены на тележки. Когда Пери сел, оставалось только погрузить оборудование в вертолет и с максимальной быстротой покинуть район. Часы показывали 23.55.

Результаты

В Абу-Родс, городке нефтяников на западном побережье Синая, возвратившихся ждали старшие офицеры передовых КП. Немедленно начался первичный разбор операции. Разведка докладывала о точных попаданиях. Сообщалось, что в лагере имеются значительные разрушения, немало солдат противника, включая старших офицеров, погибли. В ту же ночь все вылетели назад в Израиль.
В утреннем выпуске новостей было опубликовано следующее сообщение пресс-атташе египетской армии: «Израильский самолет пытался разбомбить египетский учебный лагерь, но был отогнан огнем ПВО. Огонь заставил его сбросить бомбы вблизи лагеря и бежать, не причинив какого-либо ущерба и потерь». Чтобы скрыть результат операции, египтяне в этом же сообщении сосредоточили внимание на своих успехах в районе канала.
Однако в западных СМИ сообщалось, что египетская база практически уничтожена и египтяне понесли тяжелые потери и что среди погибших имеются старшие офицеры и даже один «амид» (генерал-майор), получивший незадолго до этого звание от самого Насера. Также отмечалось, что блестящая операция Израиля показала неготовность египтян к ведению боевых действий, их неэффективность и незащищенность египетских тылов.
Операция подорвала веру египтян в способность предотвратить удар спецподразделений Израиля, который он может нанести в любом месте, в любое время и любым способом. По словам Дани Лави, в результате операции египтяне сняли с фронта одну бригаду и направили ее на охрану и оборону тылов. Так удалось достигнуть главной цели операции — отвлечение войск противника с фронта.

Операция «Равив»

10 сентября 1969 года армия обороны Израиля совершила одну из самых известных и необычных операций, получившую название «Равив». Тогда на египетский берег Суэцкого залива было переброшено шесть трофейных танков Т-54 и три БТР-50, выкрашенных в цвета и с опознавательными знаками египетской армии, захваченных в «шестидневную войну». Правда, экипажи были израильские. В течение десяти часов отряд прошел пятьдесят километров, атакуя египетские подразделения. Всего удару подверглись 19 постов береговой обороны, два поста РЛС раннего предупреждения и несколько тыловых лагерей. Потери Египта составили около 150 человек убитыми, включая одного генерала.
АОИ имела всего лишь одного легко раненного. После данной операции Насер уволил НГШ и командующего ВМС Египта. А 18 сентября Каир сообщил о временной остановке работы Насера на посту президента по указанию врачей. Как стало известно позднее, у Насера произошел сердечный приступ, велика вероятность того, что немалую роль в этом сыграли успешные спецоперации Израиля.
Но Египет постарался не оставаться в долгу и в ночь с 15 на 16 ноября 1969 г. провел успешную спецоперацию в порту Эйлат. Подразделение морских коммандос Египта, вероятно, прибывшее из Акаба (Иордания), с помощью магнитных мин подорвало два транспортных судна Израиля «Далия» и «Хей Дарома».
В ответ Израиль решил атаковать морскую базу Египта Порт Сафага, который лежит на западном побережье Красного моря, примерно в 130 км к югу от Шарм-эль-Шейха. После закрытия Суэцкого канала в «шестидневную войну» этот порт превратился в центральную военно-морскую базу Египта на Красном море, где базировались эсминцы, подводные лодки, ракетные и торпедные катера. Первоначально удар по Порт Сафага было поручено нанести ВМС Израиля. Однако вскоре стало ясно, что флот не способен осуществить эту операцию в короткий промежуток времени.
Представители ВВС Израиля предложили нанести минометный удар по базе противника, подобно обстрелу лагеря Манкабад.

Спецоперации: ОГНЕВЫЕ НАЛЕТЫ

Операция «Баффало»

Операция получила кодовое название «Баффало» и была осуществлена в ночь с 22 на 23 декабря 1969 года. Ее планировали по образцу «Бостан-39», с учетом выявленных ошибок. В состав десанта вошли 11 бойцов с двумя минометами «Солтам». Возглавил подразделение командир батальона парашютистов Шай Тамри. На Дани Лави, как и в других операциях, возлагалось управление действиями минометчиков. Поскольку с высокой степенью вероятности можно было предположить, что египтяне получили информацию о том, как была проведена операция «Бостан-39», особое внимание уделялось секретности планирования для достижения внезапности действий. По данным радиоперехвата, египтяне повысили уровень боеготовности в районе.
Поэтому маршрут был проложен по каньонам и позволял подойти к цели с юга, а не с севера, как того могли ожидать египтяне. Полет должен был проходить на предельно малой высоте, что позволяло вертолетам оставаться невидимыми для РЛС ПВО противника.
Из-за того, что лагерь размещался на длинной и узкой береговой полоске, а цель была не видна с огневой позиции, возникли опасения, что мины не лягут точно в цель. Поэтому для нанесения огневого поражения был использован прием стрельбы с закрытых позиций, который называется фиктивный репер. Суть приема в том, что первоначально выбирается некий объект в стороне от цели и производится пристрелка по нему, а после этого вводятся соответствующие поправки, и огонь переносится на выбранный объект. Такая стрельба требует хорошего уровня мастерства минометчиков.
Работа пилота вертолета, служившего также корректировщиком, была в этот раз сложнее, поскольку египтяне произвели затемнение гораздо быстрее. Для того чтобы с вертолета можно было корректировать огонь минометчиков, решено было, что самолет «Скайхок» сбросит над базой осветительные бомбы. Он же должен был отвлечь на себя огонь ПВО, что позволит пилоту вертолета беспрепятственно корректировать огонь.
Все было выполнено в соответствии с разработанным планом. За 20 минут было выпущено 100 мин. Несмотря на то, что мины легли в границах цели, нанесенный ущерб базе был невелик. Правда, египтяне так и не поняли, что произошло на самом деле, и пресс-атташе министерства обороны на следующий день заявил: «Это была еще одна неудачная попытка двух израильских самолетов атаковать базу Сафага».

Последующие операции

В 1970 году после эскалации «войны на истощение» две подобные операции были проведены в Сирии и одна в Египте. В ночь с 15 на 16 марта 1970 года в Сирии высадились три подразделения, атаковавшие объекты. Основное подразделение под командованием Ицхака Мордехая обстреляло из двух минометов большой военный лагерь в районе городка Катейфа. Вертолет СН-53, которым управлял Нехамия Даган, пролетел даже над Дамаском. Он же корректировал огонь минометов, за стрельбу которых вновь отвечал Дани Лави. На обратном пути по вертолету был открыт плотный огонь ПВО, однако Дагану энергичными маневрами удалось уйти от обстрела.
Следующая подобная операция «Шефет-37» была проведена в Сирии три месяца спустя, 17 июня. Целью был выбран крупный военный лагерь Навех, где готовилось пополнение сирийской армии. Он находился в 70 километрах к северо-востоку от Дамаска и в 115 километрах от границы Израиля. Командиром подразделения из 11 бойцов был Дорон Рубин, заместитель командира парашютно-десантного батальона НАХАЛЬ, входившего в тот период в состав 35-й бригады.
В то же самое время другое подразделение парашютистов под командованием Асафа Хефеца взорвало мост на одной из центральных сирийских автотрасс, в 45 километрах к югу от Дамаска.
Пятая по счету операция «Тарнеголь-59» была проведена в Египте 23 июня и несколько отличалась от предыдущих. На этот раз в Египет вылетели как минометчики, так и пехота, которая должна была организовать засаду на путях вероятного выдвижения египетского подкрепления, которое, как ожидалось, придет на помощь обстреливаемому лагерю Бир Арида. Это была крупная тыловая база, расположенная на дороге Рас-Заафрана — Бени Суэйф. Недалеко от него находился аэродром Бени Суэйф, где базировались истребители, пилотируемые советскими летчиками. Там же размещалась рота египетских коммандос. В засаде было уничтожено два египетских БТРа с коммандос.
В этот раз для поиска вертолетов противника египтяне подняли истребители с аэродрома Бени Суэйф. Для прикрытия вертолетов были направлены истребители ВВС Израиля, патрулировавшие в районе, но до боя не дошло, поскольку вертолетам удалось избежать столкновения с истребителями, снизившимися до предельно малой высоты.

Спецоперации: ОГНЕВЫЕ НАЛЕТЫ

Итоги

Как бы то ни было, с ростом интенсивности боевых действий требовалось наносить противнику более ощутимые удары, в том числе в его глубоком тылу. Для решения этих задач в большей мере подходила авиация Израиля. Начальник оперативного управления генерального штаба армии обороны Израиля Эзер Вайцман называл проведенные спецоперации «щекоткой египетской армии». И, безусловно, был прав, поскольку целями спецоперации никогда не может являться нанесение тотального поражения противнику или нанесение ему ощутимых потерь в живой силе и технике. Рисковать людьми, техникой и использовать новую тактику только лишь для того, чтобы слегка щелкнуть Насера по носу, не очень разумно. Но, несмотря на это, нельзя сказать, что труды спецназовцев пропали даром. Муки Бецер, офицер подразделения спецназа «Сайерет Маткаль» и командир «Сайерет Шакед» Дани Вольф, признанные специалисты в своем деле, писали: «То, что мы сделали за год, многие не сделают и за жизнь. Не все удавалось, не везде хватало опыта и умения, но это компенсировалось огромной мотивацией, импровизацией и стремлением учиться».
В результате на Ближнем Востоке, независимо от удаленности, не было места, где в случае надобности не смогли бы появиться израильские спецназовцы. Многие спецоперации засекречены до сих пор.

Евгений ГРОЙСМАН
Олег ГРАНОВСКИЙ
Фото из архива авторов

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Издавая закон, ставь себя на место того, кто должен ему подчиняться.

ЕКАТЕРИНА II

Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum