TraserH3.ru
Актуально
Реклама

Купить инструменты, мультитулы Leatherman

В продаже
Приглашаем авторов

Краповый берет

Счётчики

Яндекс.Метрика

Военное время

 

        Июнь 2011 года
     
Арсенал: Соло для минометной трубы
 
 

Говорят, самая жестокая наставница — это необходимость. Куда более очевидная на практике, нежели в теории, она неоднократно давала ощутимый толчок к развитию различных идей и новаций, целесообразность которых ранее казалась сомнительной. В том числе и в военном деле. Именно такая судьба была уготована отечественным минометам…

Арсенал: Соло для минометной трубы

Многие армии европейских держав уже давно и основательно «прописали» минометы в своих боевых порядках, а российские генералы, которых, увы, ничему не научила осада Порт-Артура, все еще раскачивались. Потребовались Первая мировая война и непомерно высокая цена, если, конечно, человеческие жизни имеют ценник, за понимание простой истины: слишком долго, по извечной русской традиции, запрягали, когда уже следовало мчаться вскачь. К примеру, Германия располагала к началу боевых действий почти двумя сотнями тяжелых и средних минометов, в то время как у нас не было даже надежных опытных образцов. Наверстывая упущенное, командование аврально дало добро как на производство фронтовых самоделок, так и на копирование иностранных орудий. Что представляли собой последние?
Явно доминировали два вида минометов: один вращался вокруг центрального штыря, закрепленного на опорной плите, другой — вообще не имел поворотного механизма и намертво крепился к плите. Уже в конце Первой мировой появился миномет принципиально нового типа — с унитарным стволом. Конструктивно простой, он состоял из ствола с закрепленными на его казенной части сошником или миниатюрной опорной плитой: упирая орудие в грунт, солдат рукой придавал ему нужный угол возвышения. В 1920–1930-х годах в РККА их настойчиво именовали гранатометами.
Но особо широкое распространение 50-мм минометы типов «10» (обр. 1921 г.) и «89» (обр. 1929 г.) получили в японской армии, где каждый пехотный взвод имел в своем составе отделение, вооруженное четырьмя подобными орудиями. При стрельбе солдат наклонял ствол миномета под углом 45° к горизонту и упирал его плитой в грунт. Причем, как правило, «на глазок», что существенно снижало меткость стрельбы. Но роднила эти два типа только общая конструкция, поскольку во всем остальном они заметно отличались друг от друга. Так, у гладкоствольного миномета «10» дальность стрельбы, не превышавшая 160 м, варьировалась с помощью дистанционного крана, который изменял давление в канале ствола. Огонь велся осколочными, дымовыми и сигнальными минами. Миномет «89» с восемью глубокими нарезами канала ствола был крупнее и в полтора раза тяжелее (4,2 кг). Дальность стрельбы регулировалась наружным винтом, изменявшим глубину установки мины, а стало быть, и расстояние, преодолеваемое миной в канале, и объем каморы.
Палитра боеприпасов включала в себя осколочную мину с ударным или дистанционным взрывателем, дымовую и сигнальную мины, которые, благодаря нарезам на корпусе, ввинчивались в канал ствола. При унитарном заряжании скорострельность достигала 20 выстрелов в минуту.
Понятно, что габариты и вес этих, по меткому определению японцев, «ножных минометов» позволяли носить их на бедре, как самурайский меч. Любопытно, что во время войны на Тихом океане американцы издали справочник по японскому оружию, в чересчур вольном переводе назвав минометы «10» и «89» «коленными». Как итог, хвастливые янки, красуясь перед фотокамерами, взялись стрелять из миномета, ставя опорную плиту на… колено (!). Снимки получались эффектными, но сами стрелки после фотосессии отправлялись в госпиталь с раздробленными коленными чашечками. К слову, в период с 1938 по 1945 годы тысячи таких минометов стали трофеями Красной Армии, однако никому из наших бойцов и в голову не пришло открыть огонь с колена. Более того, при всех достоинствах японских примитивных минометов они, как показали сравнительные испытания в 1936 году, заметно уступали в кучности стрельбы советским 50-мм минометам со схемой мнимого треугольника.
В 1939–1940 годах в СССР увидел свет так называемый 37-мм миномет-лопата. В походном положении он представлял собой настоящую лопату, рукоятью которой служил ствол, и вполне был приспособлен для рытья окопов, а при стрельбе лопата, изготовленная из броневой стали, выполняла функцию опорной плиты. В комплект входила и сошка, которая на марше помещалась в стволе, закрываемом с дула специальной пробкой. Мины носились в патронташе.
Всем хорош был многофункциональный миномет-лопата, да вот беда — зимой 1940 года в ходе тяжелых боев с финнами наше командование воочию убедилось в низкой эффективности 37-мм мины: и дальность ее полета, и осколочное действие не выдерживали никакой критики. Поэтому в 1941 году производство миномета-лопаты прекратили, хотя полностью не отказались от его использования: в январе-феврале 1942 года он верой и правдой послужил советским парашютистам в ходе высадки воздушного десанта в районе Вязьмы.
Между тем, несмотря на малую мощность мин и невысокую кучность, от схемы «унитарный ствол», получившей название «коммандо», не отказались и после Второй мировой войны. Не трудно догадаться, что в своей второй жизни эти минометы предназначались и для специальных подразделений. Особо успешно они показали себя во время войны во Вьетнаме, что вполне объяснимо: тяжелый 81-мм миномет стал обузой для пехотных подразделений, действовавших в джунглях, несмотря на усиленные минометные расчеты.

Арсенал: Соло для минометной трубы

В 1960–1970-х годах в разных странах создали несколько типов миномета «коммандо», в том числе 51-мм L9 A1, принятый на вооружение британской армии. Его особенности — использование специального вкладыша, помещаемого в ствол при стрельбе на дальность до 200 м и уменьшавшего дистанцию выстрела, а также удобство транспортировки: миномет и два подсумка емкостью по 6 мин были вполне по силам одному человеку.
Еще более простую конструкцию имел израильский 51-мм миномет фирмы IMI. Стрелок наводил орудие визуально, ориентируясь по белой линии на стволе, поскольку миномет облегчили, избавив его от прицельного устройства.
Хорошо зарекомендовал себя и 60-мм австрийский миномет М-6 фирмы Noricum, который производили по схемам «коммандо» и мнимого треугольника.
Типичный представитель этого же семейства — французский 60-мм миномет «Коммандо», выпускаемый в двух модификациях и оснащенный небольшой опорной плитой, теплоизолирующим кожухом на стволе для защиты рук от ожогов и ремнем для переноски. Тип V располагает более коротким стволом и простейшим прицельным приспособлением, стреляя только на накол (жалом), в то время как в более тяжелом типе А предусмотрено спусковое устройство, зато отсутствует прицельное приспособление. Считается, что это орудие при максимальной дальности стрельбы 1050 м и скорострельности 12–20 выстрелов в минуту одинаково популярно и в пехотных, и в диверсионных подразделениях. Не случайно же «Коммандо» состоит на вооружении более чем двадцати стран Европы, Азии и Африки.
Наиболее распространенными в годы Второй мировой войны, как, впрочем, и сегодня, стали 50–160-мм минометы со схемой мнимого треугольника. Название это зеркально отражает конструкцию орудия — три шарнира и два звена. Третье звено — мнимое: им является грунт, на который устанавливается миномет. Именно по этой схеме изготавливалось большинство минометов сопровождения. А отцом прототипа справедливо считают англичанина Уилфреда Стокса, создавшего в 1915 году 3-дюймовый гладкоствольный миномет, который вел огонь неоперенным снарядом: его мина ничем не стабилизировалась и кувыркалась в полете, что вполне устраивало конструктора, ибо миномет изначально предназначался для стрельбы химическими боеприпасами. При соприкосновении с грунтом мина не зарывалась в землю, а разлеталась на части, обильно разбрызгивая во все стороны отравляющее вещество. Прицельная дальность стрельбы этого миномета составляла немногим менее, а максимальная — немногим более 700 метров.
Используя схему мнимого треугольника и систему воспламенения заряда Стокса, конструкторы французской фирмы «Брандт» после окончания Первой мировой войны доработали миномет, придав мине каплеобразную форму и снабдив ее перьевым стабилизатором. Немало подобных 81-мм минометов вместе с боеприпасами было захвачено в 1929 году частями Особой дальневосточной армии в ходе конфликта с Китаем на Китайско-Восточной железной дороге. Тщательно изучив эти трофеи, группа Д под руководством Н. А. Доровлева спустя год начала разработку собственных 60-мм , 82-мм , 107-мм и 120-мм минометов с конструктивной схемой мнимого треугольника и системой воспламенения Стокса-Брандта. И первым весомым результатом их труда стал гладкоствольный 82-мм миномет, чертежи которого в ноябре 1931 года Доровлев отправил в Артуправление РККА.
Резонный вопрос: почему орудие имело калибр 82 мм, а не 81,4 мм, как у минометов Стокса-Брандта во всем мире? Сам Доровлев объяснял это так: мы сможем использовать при стрельбе мины батальонных минометов иностранных армий, а вот они наши — нет. Подобное обоснование — не более чем остроумие на лестнице: не мог же советский конструктор в начале 30-х годов всерьез предполагать массовую сдачу частями непобедимой Красной Армии своего овеянного славой оружия врагу?! Да и боевой опыт подтверждал: куда чаще удавалось захватывать артсистемы без снарядов, чем снаряды без артсистем. Гораздо вероятнее выглядит иная версия — скорее всего, Доровлев боялся заклинивания боеприпасов в канале миномета, вот и пошел сознательно на увеличение калибра.
Считалось, что при максимальной дальности ведения огня в 2500 м и минимальной — в 150 м миномет будет производить 15–18 выстрелов в минуту, а перекатывать 75-килограммовое орудие на станке по полю боя солдатам придется вручную с помощью двух оглобель.
В июне 1933 года состоялись полигонные испытания пяти опытных образцов, изготовленных на заводе «Красный Октябрь». Их реальные баллистические возможности явно не дотягивали до проектных, а потому за первыми испытаниями последовали вторые, третьи… Постепенно ведущим разработчиком и изготовителем минометов стал завод № 7 («Красный Арсенал»), ведущим, но не единственным. Однако только через два с лишним года наконец-то началось их малосерийное производство. К 1 ноября 1936 года на вооружении РККА имелось 73 82-мм батальонных миномета вместо положенных 2586 штук. Боевое крещение они получили в боях с японцами в августе 1939 года на реке Халхин-Гол.
В годы Великой Отечественной войны 82-мм батальонный миномет постоянно усовершенствовали, внося в него конструктивные изменения, отвечающие технологическим возможностям производства и направленные на уменьшение массы миномета и улучшение маневренных характеристик. Стрельба велась осколочными, дымовыми, а иногда и агитационными минами.
Одновременно в конструкторском бюро завода «Красный Арсенал» велись работы по созданию 107-мм горно-вьючного полкового миномета, которому до войсковых испытаний довелось пройти целую серию полигонных, пока наконец в 1939 году его не пустили в серийное производство.
Выстрел производился либо действием ударного механизма стреляющего приспособления, который взводился после заряжания миномета, либо жестким самонаколом мины при опускании ее в канал ствола. А транспортировали миномет с помощью четырехконной упряжки или грузовой автомашины — все зависело от рельефа местности.
С начала 1930 годов группа Доровлева трудилась и над 120-мм полковым минометом, который также отвечал критериям конструктивной схемы мнимого треугольника. Это уже было тяжелое орудие и в прямом, и в переносном смысле: вес миномета в боевом положении составлял 140 кг, поэтому перевозился он конной или механической тягой. Проект предусматривал стрельбу минами — осколочно-химической и фугасной чугунной — на дальность 3000–3500 м, которая зависела от веса заряда и угла вертикального наведения. В действительности же боекомплект миномета составляли осколочно-фугасная, дымовая и зажигательная чугунные мины.

Арсенал: Соло для минометной трубы

Ствол этого тяжеловеса был гладким, и выстрел производился с помощью стреляющего приспособления, размещенного в казеннике: достаточно было дернуть за спусковой шнур. Впрочем, при необходимости боек переводился в жесткое положение, и стрельба велась методом самонакалывания.
120-мм полковой миномет модернизировали вплоть до окончания войны, но еще перед ее началом на «Красном Арсенале» создали мину «большой емкости», вес взрывчатого вещества которой вдвое превышал вес взрывчатки в обычной мине. Она была способна «вырыть» в грунте средней плотности воронку глубиной 1,5 м и диаметром 4 м. И все же даже эта «малютка» не смогла справиться с финскими противотанковыми бетонными надолбами в январе 1940 года.
Уместно вспомнить, что к июню 1941 года у немцев 120-мм минометов на вооружении не было. Однако в ходе боевых действий на Восточном фронте им удалось захватить несколько сотен исправных советских полковых минометов, а также технологическую документацию. Как следствие, в конце 1942 года германские конструкторы создали 12-см миномет 12 cm Gr. W.42, который и внешне, и тактико-техническими характеристиками почти не отличался от своего прототипа.
А в 1938 году арсенал РККА пополнился 50-мм ротным минометом — еще одним детищем КБ «Красного Арсенала». Но это де-юре, де-факто к его серийному производству приступили годом позже, испытав в боевых условиях на финском фронте.
К 22 июня 1941 года минометы уже освоились в боевом строю. На учете ГАУ состояло 36097 50-мм минометов, 13645 82-мм минометов, 1468 107-мм минометов и 3857 120-мм минометов. Организационно в составе полковой артиллерии стрелковой дивизии находилась батарея из четырех 120-мм минометов, в каждом стрелковом батальоне — рота 82-мм минометов (6 штук), а в роте — взвод 50-мм минометов (3 штуки). В артиллерийский полк горнострелковой дивизии входила батарея из шести 107-мм минометов, полк располагал ротой 82-мм минометов (12 штук), а рота — взводом 50-мм минометов (3 штуки). Кроме того, в артиллерии РВГК имелось еще 11 батальонов 120-мм минометов.
В ходе войны началось массовое производство минометов: даже в осажденном Севастополе изготовили несколько сот орудий. Впрочем, не всем модификациям суждено было дожить до Победы. Так, низкая боевая эффективность мин, по сути, отправила в отставку 50-мм минометы — их производство прекратилось в 1943 году.
Предвижу вопрос: а можно ли было создать по схеме мнимого треугольника тяжелые минометы калибра свыше 120-мм ? Впервые тактико-технические требования на 160-мм и 240-мм минометы были выданы промышленности Артиллерийским управлением в начале 1938 года. Однако до финской войны их проектирование шло очень вяло. В секретном выступлении на совещании начальствующего состава по обобщению опыта боевых действий против Финляндии 17 апреля 1940 года И. Сталин сказал: «Нет современной войны без минометов, массовых минометов. Все корпуса, все роты, батальоны, полки должны иметь минометы 6-дюймовые обязательно, 8-дюймовые. Это страшно нужно для современной войны. Это очень эффективные минометы и очень дешевая артиллерия. Замечательная штука миномет. Не жалеть мин, вот лозунг, жалеть своих людей. Если жалеть бомбы и снаряды — не жалеть людей, меньше людей будет. Если хотите, чтобы война у нас была с малой кровью — не жалейте мин».
Стоит ли удивляться, что уже вскоре после этого программного выступления Верховного главнокомандующего проектированием 160-мм и 240-мм минометов параллельно занялись КБ четырех заводов. Результаты не заставили себя долго ждать. Один за другим конструкторы выдавали на-гора все новые и новые проекты: дульнозарядный гладкоствольный 160-мм дивизионный миномет «7–17», 160-мм миномет М-160 системы Кукушкина с почти двухметровым стволом и 40-килограммовой миной, 160-мм дивизионный миномет ИС-3, 160-мм дивизионный миномет С-43, 240-мм миномет ЗИС-27, 240-мм миномет С-16… Одни из них воплотились в опытные образцы и прошли полигонные испытания, другие так и остались на бумаге.
Единственным тяжелым минометом, принятым на вооружение Красной Армии в годы Великой Отечественной войны, стал 160-мм миномет МТ-13, который понравился Сталину. И в 1944 году с Тульского машиностроительного завода на фронт отправили 350 минометов, буксировка которых производилась грузовыми автомашинами или трактором.
Первое же их боевое применение произвело на врага огромное психологическое воздействие: немцам показалось, что они попали под бомбовый удар авиации, и они стали подавать сигналы воздушной тревоги. Весной 1945 года эти минометы оказались незаменимыми в боях за крупные немецкие города, эффективно уничтожая огневые средства, расположенные на чердаках и крышах зданий, подавляя пехоту, занимавшую верхние этажи, а также минометные батареи и многоствольные минометы, находившиеся в укрытиях. Без преувеличения: в уличных боях в Берлине именно одновременный удар нашей артиллерии, стрелявшей прямой наводкой, и массированный огонь минометов решили успех штурма. Пока орудия разных калибров разрушали здания, превращенные фашистами в опорные пункты, 160-мм минометы подавляли вражеские резервы, подготовленные к контратакам. После овладения одним из районов, на который обрушился огневой удар нескольких подразделений 160-мм минометов, было обнаружено свыше 500 убитых германских солдат и офицеров. Тяжелая минометная бригада почти полностью разрушила два квартала многоэтажных зданий на Кенигштрассе, прикрывавших подступы к ратуше. При разрыве мины создавали сильную взрывную волну и буквально нашпиговывали все вокруг осколками, а при попадании в крышу пробивали два-три верхних этажа, разрушая переборки внутри зданий.
Ну, а осенью 1945 года мобильность и огневая мощь советских минометов сыграли важную роль в разгроме Квантунской армии. И глубоко символично, что наши минометчики закончили свой поход в Порт-Артуре, там, где их отцы и деды первыми в мире применили минометы в боевых условиях.

Александр ШИРОКОРАД
Фото из архива автора

Traser

Поиск
Поиск по сайту
Реклама
Мысль
Реклама

Тритиевые маркеры GlowForce

Самоактивируемая подскетка Trigalight

momentum